23-депр

Олег Сухарев: В России эпоха «Великой депрессии»?

Экономист Олег Сухарев о причинах резкого торможения экономического роста …

 

Как сообщалось, Росстат опубликовал статистику по основным макроэкономическим показателям за октябрь, которая указывает на резкое торможение экономики, ее восстановление «выдыхается».

Годовой рост остановился, впервые с января 2016 года (если не считать февраль 2017 года, когда минусовая динамика объяснялась високосным 2016 годом). Росстат также опубликовал оценку по динамике ВВП за третий квартал — замедление до 1,8% с 2,5% во втором квартале (Минэкономразвития ранее оценивало третий квартал более позитивно — рост на 2,2%).

Росстат также опубликовал данные по обороту розничной торговли в октябре, реальным доходам, сельскому хозяйству, динамике ВВП и инвестициям в основной капитал за 9 месяцев.

Оборот розничной торговли в России в октябре увеличился на 3% по сравнению с октябрем 2016 года. По сравнению с динамикой сентября (3,1%) рост оборота российской розницы незначительно замедлился, прервав тренд на ускорения роста, обозначившийся в начале III квартала. Кроме того, октябрьский показатель оказался существенно ниже консенсус-прогноза «Интерфакса» — 3,6%.

ВВП РФ за январь-сентябрь 2017 года увеличился к тому же периоду прошлого года на 1,6%, что указывает на практическую недостижимость официального прогноза правительства по росту экономики на 2,1% в 2017 году — для этого экономика должна вырасти более чем на 3% в четвертом квартале, что практически невероятно после слабого октября. Эти данные оказались ниже расчетов Минэкономразвития, которое раньше оценивало рост за 9 месяцев 2017 года в 1,8%.

Инвестиции в основной капитал в третьем квартале выросли менее чем на 4% (исходя из данных Росстата за 9 месяцев — рост на 4,2%, Росстат не публикует оценку за третий квартал) после роста на 6,3% во втором квартале.

Снижение реальных доходов в октябре ускорилось в годовом выражении до 1,3% с 0,3% в сентябре-августе.

Данные статистики за октябрь проанализировал в интервью «Русской народной линии» экономист, доктор экономических наук, профессор Олег Сергеевич Сухарев:

Данные Росстата подтверждают, что пока нельзя говорить об устойчивом росте экономики России. Помимо меня этот тезис отстаивали многие эксперты «Русской народной линии» и неправительственные экономисты. Мы говорили, что нет основы для экономического роста, а наметившийся всплеск носил конъюнктурный неустойчивый характер по четырем кварталам — 4 квартала 2016 года и три квартала 2017 года. Например, в первом квартале нынешнего года был зафиксирован рост 0,5%, в третьем квартале рост составил более 2%.

Но чем был обоснован экономический рост в 2017 году? На мировых рынках произошло некое оживление, особенно поползла вверх цена на сырьевые компоненты — не только на нефтяном, но и на металлургическом и нефтехимическом рынках. В России прирост чистого экспорта за 9 месяцев 2017 года составил 60 миллиардов долларов. Именно этот прирост обеспечил вклад в общий положительный результат. Вновь сработали сырьевые секторы, в частности, нефтегазовый сектор, нефтехимия, металлургия. Россия экспортировала металлы, лес и т.д. В результате оживления на мировом рынке сработал сырьевой фактор, ибо цена на нефть возросла более чем на 20% в силу того, что цена на нефть поднялась до 60 долларов за баррель и выше.

Но сырьевая экономика в России не изменилась, поэтому преждевременно оценивать ее по изменению структуры экспорта — нужно проанализировать возрастание несырьевого сектора в ВВП России. При рассмотрении устойчивости экономического роста важна динамика, то есть, темп — какой вклад в темп экономического роста осуществляли сырьевые и несырьевые сектора. В ВВП продолжает оставаться большая доля сырьевых секторов, несмотря на увеличение поступлений в бюджет из несырьевых отраслей и даже некоторый рост несырьевого экспорта.

Неоднократно предупреждали правительство, что экономический рост будет иметь весьма зыбкую основу, потому что сократились реально располагаемые доходы населения. По итогам года реальный доход граждан возрастет всего на 1%! За 4 года реально располагаемые доходы населения сократились почти на 15%. В обстоятельствах серьезного ограничения по внутреннему спросу нам не приходится уповать на иностранные инвестиции, которые никогда не были и не будут локомотивом экономического роста России, а внутренние инвестиции ограничены, в том числе и спросом.

Внутренний инвестиционный процесс вроде активизировался до 3-4%. Однако социальные индикаторы роста подавлены, что ограничит и инвестиции. За годы рецессии инвестиции в основной капитал существенно сократились. Темп инвестиций продиктован необходимым возобновлением истраченных и изношенных фондов — в основном касающихся металлургии, нефтехимии, отраслей первичной обработки ресурсов. В промышленности сохраняется общая стагнация: по итогам 2016 года — рост 1,1%, по итогам 2017 года — около 1,8%. Все проблемы промышленности сохраняются, а в условиях сжатого спроса свертываются промышленные заказы и проекты по отдельным направлениям, возросла задолженность по заработной плате и кредиторская задолженность.

Тенденция замедления темпа экономического роста, отмеченная Ростатом, подтверждает, что наметившийся экономический рост не может иметь устойчивой основы, ибо нет факторов для роста. Требуется неукоснительное изменение макроэкономической политики по многим направлениям: денежно-кредитная и бюджетная политика, институциональные коррекции и модификации экономики, промышленно-инвестиционная политика, инновационная политика и нынче модная программа цифровой экономики, которая ляжет мертвым грузом, как и программа Роснано, если на неё ежегодно выделяется 0,02% ВВП (до 40 млрд. рублей). Ныне необходимы системные изменения в области программных проектировок правительственной политики. А если говорить по-хорошему, то требуется замещение кадрового состава — не омоложение, а замещение на квалифицированных и приличных людей, которые могли бы выйти из монетаристских и рестриктивных фетишей программ, не подкрепленных ресурсами. Изменения назрели! Но до марта, а вернее до мая 2018 года, пока новый Президент не вступит в должность, изменения маловероятны.

Оценка Росстата говорит об идее, которую провел Нобелевский лауреат американец Пол Кругман в своей статье «Депрессии — это нечто иное». Он утверждал, что Великая депрессия США, длившаяся с 1929 по 1939 гг., включала в себя периоды экономического роста. Однако десятилетие названо Великой депрессией. Почему? Депрессия — это состояние, связанное с ограничением возможностей. Стереотипные, ранее применявшиеся политические методы, становятся не актуальными. Как ни странно, но статья Кругмана была переведена в издательстве Гайдара. После прочтения статьи я был в восторге от элементарных формулировок, которые вполне знакомы и известны российским неправительственным экономистам. Предлагаю выгравировать формулировку Кругмана, что депрессия не дает воспрять и подняться экономики, не только на фасаде института Гайдара и Высшей школы экономики, но и на фасаде правительства России, а лучше перед каждым правительственным кабинетом!

Правительство до сих пор не понимает, что принимаемые методы не позволяют развивать российскую экономику, расширить возможности и запустить новую модель роста! Их подходы надо менять!

http://ruskline.ru/news_rl/2017/11/22/v_rossii_epoha_velikoj_depressii/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также