1368519958_0036.1000x800

Обращение читателя РЭОШ к Президенту РФ В.В. Путину

Уважаемый Владимир Владимирович!

Обращаюсь к Вам с предложением рассмотреть возможность воссоздания в Российской Федерации безналичного контура денежного обращения. Это позволит устранить общую нехватку денег в экономике, восстановить структуру денежного обращения в стране и позволит создать предпосылки полноценного финансирования для развития страны.

Я не новатор в этом вопросе, я специалист в области финансов, который искренно переживает за то, что на протяжении последних двух десятилетий Россия так и НЕ может сделать полноценный рывок в своем развитии.

В своем Обращении я постарался обобщить так или иначе связанное с данной проблемой и довести до Вас. Дополнительно ссылаюсь на ряд авторов, также показывающих в своих работах важность проблемы для страны.

За последнее время в СМИ резко увеличилось количество публикаций, содержащих критику в адрес ЦБ России по поводу проводимой им кредитно-денежной политики и недостаточном участии в развитии экономики России.

Представители Банка России также активизировались в своих выступлениях в защиту проводимого курса ЦБ РФ. Отсюда возникает противоречие, заключающееся в следующем: существует необходимость финансирования экономики страны, но осуществление этого финансирования оставляет желать лучшего. В таком случае кто и как должен заниматься финансированием развития страны?

Денежное обращение в современном мире представляет собой крупную отрасль народного хозяйства. От того, как устроена эта отрасль, как она работает, зависит общее экономическое, политическое, социальное и иное положение в стране.

В разные периоды времени в мире были созданы прецеденты, когда главам государств и правительств удавалось вывести или буквально «вытащить» экономику своих стран на передовой уровень развития. Наиболее яркий пример таких прецедентов — это пример стран СССР и США. У обеих держав были полярные по своей сути типы экономики, различаемые начальные уровни развития, разные использованные возможности, разные цели, но результат один и тот же. Экономики вышли на качественно новый уровень развития. Причем фактически в одно и то же время.

Опишу феномены вкратце.

 

В США присутствует рыночная или гибкая экономическая система.

1929 год: мощнейшая «депрессия» в стране. Рухнула реальная экономика.

В 1929-1933 гг. объем промышленного производства в США сократился на 37-54% (по данным разных источников).

В начале 1933г. сталелитейная отрасль использовала всего 24% производственных мощностей.

С 1929 по 1933 гг. чистый доход фермерских хозяйств в постоянных ценах снизился на 45%.

В январе 1933г. официальная численность безработных составляла 12,83 млн., человек по официальным данным — 24,9% рабочей силы (однако фактический уровень безработицы был выше).

22 января 1932 года была создана Корпорация финансирования реконструкции (Reconstruction Finance Corporation, RFC). Она была неотъемлемой составляющей восстановления экономики в 1933-1945 гг., которая является прецедентом для сегодняшнего дня.

Собственником RFC с самого начала было правительство США. Частные финансовые организации не имели доли в ее капитале. Корпорация имела право на выдачу множества дешевых целевых кредитов на развитие инфраструктуры, станочного производства, обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства.

В 1933-1945 гг. RFC выдала кредиты на сумму 33 млрд. долл. (в сегодняшних ценах — более 1,2 трлн. долл.), что сделало ее крупнейшей кредитной организацией в США и в мире. Президент Рузвельт (а именно при нем корпорация RFC проявила себя наиболее полно) использовал эти кредиты для решения трех задач:

1) реорганизация банковской системы США через банкротство, что остановило ее стремительный распад;

2) выполнение долгосрочной программы развития инфраструктуры. Совместно с Администрацией общественных работ (Public Works Administration, PWA) Гарольда Икеса (Harold Ickes) и Администрацией развития общественных работ (Works Progress Administration, WPA) Гарри Хопкинса (Harry Hopkins) эта программа создала миллионы производительных рабочих мест и постоянно повышала уровень производительности американской экономики;

3) обеспечение львиной доли экстренной мобилизации экономики для нужд Второй мировой войны в 1939-1944 гг., что привело к революционному научному преобразованию экономики США и к удвоению объема произведенной продукции. Ставка процента составляла порядка 3-4 %.

RFC была уполномочена выдавать кредиты в размере до 1,5 млрд. долларов США, впоследствии их размер увеличился до 3 млрд. долларов. Для понимания того, насколько значительными были полномочия RFC в области кредитования, приводится один факт: в 1932 г. государственный бюджет США составлял всего 4,66 млрд. долларов.

В кратком изложении закона, составленном сторонниками RFC в администрации, с самого начала было указано: «Для предоставления инструментов экстренного финансирования финансовым организациям, для поддержки финансирования сельского хозяйства, торговли и промышленности, а также для других целей» RFC имела значительные полномочия.
RFC участвовала в возрождении железных дорог, электрификации Америки, мобилизации экономики для войны в 1939-1944 гг. (RFC финансировала экстренное наращивание экономической активности, движущей силой которой стала наука!), решение проблемы безработицы через производство.

ИТОГ: используя RFC в качестве рычага, Ф.Рузвельт добился успеха в своей политике. RFC победила Великую депрессию и добилась многого другого. Она использовала экстренную мобилизацию, подкрепив ею научную миссию, и задействовала выдающиеся объекты инфраструктуры, построенные в годы «нового курса».

P.S. Обращу внимание на тот факт, что сегодня Конгресс США сохраняет полномочия по внесению поправок в закон о RFC и может образовать новую RFC или аналогичное агентство с аналогичными функциями.

 

В СССР присутствует плановая или жесткая экономическая система.

Речь идет, в первую очередь, об индустриализации, военном и послевоенном периодах.

В СССР был разработан метод создания экономики, развитой больше чем позволяет платежеспособный спрос населения. В связи с переходом страны на рельсы рыночной экономики, многое, что было прежде создано в СССР в финансовой сфере, было незаслуженно забыто или отвергнуто за ненадобностью. Однако за все предыдущие годы продвижение т.н. рыночных реформ, конкуренции особым успехом не увенчались. И причина даже не в том, есть ли у страны возможность или желание развиваться в системе рыночных отношений, а в том, что технологическая структура экономики СССР была такова, что она не позволяет нынешней экономике России существенных маневров. И с этим необходимо считаться.

За последнее время ряд экономистов в своих публикациях указывают на такие ограничения экономики страны и предлагают воспользоваться опытом СССР.

Как ни парадоксально, но России есть чему поучиться у самой себя. За десять лет (1929-1939 гг.) в ходе индустриализации в СССР было построено почти 10000 предприятий. Страна получила мощную, самостоятельную экономику, благодаря которой она вышла победителем из Второй мировой войны, благодаря которой продолжала эффективно развиваться и далее. Такая финансовая система, созданная на практике без достаточного теоретического осмысления, оказалась гениальной и позволила отстающей, аграрной стране, каковой была Россия в 1929 году, в кратчайшие сроки, буквально за две пятилетки, стать мощной индустриальной страной.
Термины:

Гибкая (дискретная) экономическая система — допускающая дублирование производственной деятельности (конкуренция).

Жесткая экономическая система – не допускающая дублирования производственной деятельности (отсутствие конкуренции).

 

ИТОГ: разные страны, с различной общественно — экономической формацией использовали фактически одну и ту же схему возрождения своих экономических систем за счет собственных кредитных ресурсов.

 

Ни одна из стран не привлекала деньги из внешних источников. И в США и в СССР, кредитование осуществлялось вне зависимости от платежеспособного спроса населения этих стран.

 

России необходимо в кратчайшие сроки воссоздать вновь безналичный контур денежного обращения, использовавшийся в СССР. Перетекание денег из одного контура в другой поставить под чрезвычайно жесткий административный и общественный контроль. Наличный и безналичный контур денежного обращения – это расслоение денег на короткие и длинные деньги. Длинные деньги более чем необходимы нашей экономике сегодня. Иначе говоря, должны быть созданы два финансовых сектора. Один обслуживает потребности населения, другой – экономическую систему как целое. Сфера действия этих секторов не должна пересекаться.

Несмотря на все недостатки, в СССР была создана стройная и достаточно совершенная инвестиционная система, которая позволила осуществить индустриализацию страны, построить гиганты гидроэнергетики, атомную индустрию, создать аэрокосмическую отрасль и многое другое.

Курман Ахметов, экономист из Казахстана, нашего партнера по ШОС и Таможенному союзу в своей книге «Ассиметричная экономика» считает, что слепое принятие западной финансово-экономической модели не могло привести к другим результатам, какие проявились в России и в странах бывшего СССР. Потому что она (экономика СССР) создавалась изначально совсем на других принципах и на иной основе. И построить рыночную экономику, т.е. экономику западного типа в России не возможно ни при каких условиях. Единственно, что можно создать, это экономику смешанного типа, где сектора экономики: государственный и частный будут представлены равноправно, дополнять и взаимодействовать друг с другом.

«Даже самый беглый обзор показывает, что западные методы регуляции в экономике бывшего СССР не только не применимы – они ей противопоказаны, поскольку в случае с экономикой стран Запада и стран СНГ мы имеем дело с абсолютно разными экономическими системами.

В Советском Союзе нашли другой способ решения этой же проблемы: просто-напросто вывели значительную часть экономики из сферы действия реальных, обеспеченных товарной массой денег. И это решение оказалось новаторским. Ничего абсурдного, входящего в противоречие с законами экономики тут нет. Нет, также, никаких причин отказываться от использования этого метода. А у нас, кстати говоря, отказаться от использования этого метода нет еще и возможности.

Курс на копирование западной финансовой системы привел к катастрофе. Странным образом остался без внимания тот факт, что финансовая система не является чем-то автономным, существующим само по себе, – она является частью экономики в целом и не может быть произвольно изменена, если не изменилась структура экономики, соотношение между ее различными секторами. А вот как раз структура экономики у нас осталась прежней. И это касается как всего бывшего СССР, так и любой отдельно взятой постсоветской республики, поскольку их экономики структурно дублируют экономику всего Советского Союза (разумеется, с определенными отличиями, но эти различия не принципиальны)».

Когда Президент Сбербанка  Герман Греф на форуме «Россия зовет!» говорит о монополизированной экономике, которой нужна жесточайшая конкуренция, возникает вопрос: «А откуда может взяться конкуренция в монополизированной экономике?»

«Эта особенность – технологическая структура экономики, которая является уникальной. Собственно говоря, сами-то особенности технологической структуры экономики бывшего СССР хорошо известны, но при этом они явно недостаточно хорошо осмыслены. Именно технологическая структура, в нашем случае, является одним из главных факторов, предопределяющих, каким должно быть направление реорганизации нашей экономической системы.

Вся современная западная экономика выросла из средневековых европейских мастерских. Крупные предприятия тут появились относительно недавно, они выросли на базе мелких мастерских, выполняющих субподрядные заказы и технология производственного процесса в западных странах изначально была рассчитана на масштабное использование малых и средних предприятий, которые не было необходимости создавать – они уже имелись в наличии.

Что же касается экономики Советского Союза, то она формировалась прямо противоположным способом. Здесь сразу, буквально на пустом месте, создавалось крупное предприятие и вся технологическая цепочка, вплоть до добычи полезных ископаемых, т.е. промышленное производство бывшего СССР базировалось на жестких технологических циклах.

Если в западной экономике, базирующейся на дискретных технологических циклах, любое крупное предприятие обслуживают тысячи и десятки тысяч мелких и средних  субподрядчиков, то в экономике СССР каждое крупное предприятие было жестко связано в единый производственный комплекс с несколькими не менее крупными предприятиями, поставляющими промежуточную продукцию.

В любой экономике существуют производства, базирующиеся как на жестких, так и на дискретных технологических циклах. Но соотношение между ними в разных экономиках разное. Экономика Советского Союза была единственной в мире экономикой, промышленное производство в которой практически полностью базировалась на жестких технологических циклах.

Либерализация в модели западной экономики, конечно, ведет к оптимизации цен: рынок перенасыщен производителями, в любой отрасли работают десятки, сотни, тысячи и десятки тысяч предприятий, выпускающих однородную продукцию, конкуренция высока… Вопрос, однако, в том, как обстоят дела с конкуренцией у нас?

Напомним, что экономика Советского Союза строилась фактически с нуля, сразу по всем направлениям, в кратчайшие сроки и в условиях отсутствия или нехватки буквально всего: сырья, оборудования, электростанций, угольных шахт, железных дорог, производственных мощностей и прочего. В таких критических условиях было жизненно важно не допустить перерасхода сырьевых и иных ресурсов, иными словами, важно было не допустить возникновения конкуренции, т.к. при наличии в экономике огромной массы дублирующих друг друга избыточных производств потребность в ресурсном обеспечении, энергоносителях и в рабочей силе всегда резко повышена.

Поэтому советская экономика по необходимости строилась так, чтобы дублирующие деятельность друг друга (т.е. конкурирующие) предприятия или вообще отсутствовали, либо число их было сведено к минимуму. Да, в общем-то, и не было возможности создать какую-то другую экономику – на это не было ни сил, ни ресурсов, ни средств.

Что должно произойти в такой экономике, если либерализовать цены? Конкуренции не возникнет – ей тут просто неоткуда взяться. Стабилизации тоже не произойдет, наоборот, сразу начнется стремительный рост цен и падение производства, что провоцирует новый рост цен.

Вновь повторяем наш тезис: нам необходимо жестко разделить финансовую сферу на наличную и безналичную сферы обращения и усиливать государственный контроль над ценами там, где это необходимо».

И наконец, автор  делает вывод, что рыночная экономика, под которой   понимается западная модель экономики – «…это тупиковый вариант экономической системы, невозможный для реализации в незападных странах в силу того, что рыночная экономика отличается сверхвысокой энерго-, ресурсо- и трудоемкостью, что делает ее в этом отношении крайне нерациональной.»

Конкуренция – это создание в стране большого количества основных фондов на различных этапах производства товаров (начального, промежуточного, конечного). Но финансирования не хватает даже на простое воспроизводство. Конкуренция для страны на сегодня – это слишком дорогое удовольствие.

«В настоящее время в России инвестиционного механизма фактически нет. Все деньги объединились в одно денежное пространство, управляемое через коммерческие банки, в результате чего «короткие» деньги «пожрали» «длинные». Это уже утверждает специалист в области электронных денежно-банковских систем В.М.Юровицкий в своей книге «Денежное обращение в эпоху перемен», которая в своем первоначальном варианте написана была еще в 1981 году в эпоху ранней электронизации при появлении микропроцессоров и персональных компьютеров!!!

Можно предположить, что разрыв контуров, свободный переток денег дополнительно влияет и на инфляцию и что еще более серьезно – на коррупцию и отток капитала. Ведь доподлинно неизвестно какой объем безналичных денег переводится в наличные. А основа коррупции – это наличные деньги.

Ю.В.Базулин пишет следующее, что «…чем выше социальный статус национальной элиты, тем больше покупательная способность денег. Если элитная группа накапливает и сохраняет национальные символы, то к ним символам увеличивается доверие нижних рангов, что, естественно, способствует росту покупательной силы…» .

«Принято ошибочно считать, что увеличение в обращении денежных единиц снижает их покупательную силу. Реально же ситуация прямо противоположная. Поскольку денежная единица есть превращенная форма денег-символов, то чем больше их символов в обращении, тем больше оказывается им доверие и, соответственно, растет покупательная сила денежной единицы. Выданные внешние займы и предоставленные кредиты в национальной валюте соответственно вызовут подъем ее покупательной силы».

Хотя бы по этой причине необходимо поставить преграду по вывозу капитала из страны. И именно по этой причине ни один серьезный инвестор не придет в Россию.

«С 1970 по 2004 год не было ни одной экономики, которая смогла бы подняться за счет иностранных инвестиций. Все успешные экономики поднимались за счет инвестиций внутренних. И именно в этом направлении сегодня и очень срочно России надо вести работу». Н.А. Кричевский «Россия: сквозь санкции – к процветанию».

Страна сегодня сидит фактически на голодном пайке. Уровень монетизации экономики по оценкам Мирового банка составляет порядка 50%. Внутренний рынок отсутствует, отечественных товаров практически нет, вместе с выплатой процентов по кредитам западным финансовым институтам вымывается и будущая товарная масса.

Для движения длинных денег необходимо вновь создавать специальное денежное подпространство.

«Крайне глупо предполагать, что весь инвестиционный процесс страны может быть передан в руки частных инвесторов. «Есть множество областей, в которые частный инвестор либо вообще не должен допускаться, либо он сам туда не пойдет ввиду низкой экономической эффективности этих инвестиций. Государство обязано само вкладывать средства в общественно проекты низкой экономической эффективности или даже вообще не имеющие экономической эффективности». В.М. Юровицкий «Денежное обращение в эпоху перемен».

Еще академик В.М. Глушков в своей автоматизированной системе ОГАС в 1964 году добивался создания подсистемы безналичных расчетов для всего населения и вывода наличности из оборота так, чтобы стало невозможным приобретать товары иначе, как на законные денежные доходы. К сожалению, это новаторское предложение так и не было реализовано, как и сама система ОГАС.

Государство должно строить гармоничную экономику с развитием всех отраслей и созданием новых.

Безусловно изменения в денежном обращении потребуют и изменений в банковской и финансовой сфере. В.М. Юровицкий считает, что «в нынешней банковской системе описать величину платежной массы вообще не представляется возможным». Он считает также, что «необходимо создавать инструменты инвестиционной деятельности за распределением и контролем за использованием инвестиционных средств». В нынешней ситуации одним из таковым инструментов может выступать Внешэконбанк. Однако одних возможностей Внешэкономбанка недостаточно.

Необходимо также создавать и специальные финансовые институты по работе с инвестиционными деньгами. Это могут быть, прежде всего, госбанки, банки с госучастием, а также ряд коммерческих банков, входящих в так называемый список системообразующих банков РФ. А общество вправе иметь уровень контроля за их рациональным и общественно-полезным использованием.

Безналичный денежный контур напрямую касается и системы госзакупок. Общеизвестно, что система госзакупок в определенной степени коррупционна. Введение безналичного денежного контура позволит поставить достаточную преграду свободному перетеканию денежных средств, так как прозрачность движения денег увеличится. Этому будет способствовать и открытие банками специальных счетов предприятиям, фирмам, компаниям – участникам госзакупок. Именно через эти спецсчета необходимо полностью осуществлять движение денег по государственному контракту в рамках госзакупок. Увеличение объема безналичных платежей, структуризация денежного обращения будут способствовать если не исчезновению, то, по крайней мере, снижению такой проблемы как коррупция.

Введение безналичного контура денежного обращения существенно повлияет на увеличение безналичных платежей. Президент Сбербанка РФ Г.Греф и Министр Финансов РФ А.Силуанов неоднократно говорили о недостаточном объеме безналичных платежей в РФ. Ко всему прочему уменьшение крупных сумм покупок товаров населением России (например до 300000 рублей), и в перспективе к дальнейшему снижению также приведет к росту объемов безналичных платежей.

 

Преимущества:

1. Будет создан механизм образования длинных денег.

2. Бесконтрольный переток денег жестко упорядочен.

3. С созданием безналичного контура четко будет виден объем денег в безналичном и наличном обращении, их взаимосвязь и влияние на экономику в целом.

 

С точки зрения финансового рынка активное развитие предприятий позволит увеличить их обороты и прибыль и соответственно капитализацию, что скажется на капитализации и стоимости ценных бумаг, поднимет уровень и капитализацию всего российского фондового рынка.

С точки зрения банковского сообщества, увеличение оборотов и прибыли предприятий и компаний увеличит количество денежных средств на расчетных и текущих счетах как юридических, так и физических лиц.

С точки зрения предпринимательского сообщества, долгосрочное развитие страны будет способствовать и перспективным планам развития предприятий, компаниий всех отраслей хозяйства России. А это и расширение производства товаров и услуг, наем новых сотрудников, увеличение зарплат и т.д.

С точки зрения налоговых органов, увеличение занятости населения, платежеспособности общества и предприятий приведет в большему сбору налогов в бюджеты различных уровней.

С точки зрения общества, появление перспектив развития страны, прежде всего долгосрочных, увеличения занятости, и т.д. приведет к стабильности в обществе, физическому и духовному здоровью, когда основными мотивами станут совершенствование в труде, культуре, саморазвитию.

С точки зрения инвесторов, то их участие может рассматриваться как дополнительное, а не основное. Государство в таком случае само определяет параметры и формат инвестиций, те отрасли, в которые инвестиции могут быть направлены, и не происходит выкручивания рук в виде предоставления инвесторам различных льгот и преференций.

 

Заключение.

«СССР – величайшее из всех существовавших за всю историю цивилизации государств, вклад которого в мировой цивилизационный процесс исключителен. Капитализм, рыночная экономика просто не имеют инструментов концентрации столь гигантских ресурсов, сил, труда и капитала для реализации столь грандиозной программы, которая к тому же не имела никаких шансов на быструю окупаемость и прибыль. Лишь социалистическая, более того, тоталитарная (жесткая — добавлено мной)экономическая система создала механизмы направления всех усилий, даже сверхусилий общества в единое дело, необходимое для будущего человечества». (Юровицкий В.М. «Денежное обращение в эпоху перемен»).

 

У России в данный момент есть несколько путей для осуществления сверхзадач. И то, по какому пути она пойдет, определит ее дальнейшее не столько развитие, сколько само существование.

С уважением, Цуриков Ю.А.

 

При подготовке Обращения использованы следующие источники:

1.​ Ахметов К. «Ассиметричная экономика».

2.​ Базулин Ю. «Происхождение и природа денег».

3.​ Дубянский А. «Параллельное денежное обращение в России в конце XVII-первой половине XIX вв.» (диссертация по экономике).

4.​ Машков В. «Сталинская система управления экономикой в прошлом и в будущем» (статья).

5.​ Фримен Р. «Как образованная Ф. Рузвельтом Корпорация финансирования реконструкции оживила рост экономики в 1933-1945 гг.» (статья).

6.​ Юровицкий В. «Денежное обращение в эпоху перемен».

7.​ Кричевский Н.А. «Россия: сквозь санкции – к процветанию».

8.​ Яшник А.Н. «Возможный вариант бескризисного долговременного развития экономики России.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также