03-обр

В. Ю. Катасонов. О безобразии

К размышлениям святителя Николая Сербского о современных школах и университетах.

Святитель Николай Сербский — почти наш современник. Жил, служил людям и Богу в первой половине ХХ века. Будучи человеком высокой духовной жизни, Николай Сербский был одновременно очень образованным. Не афишируя свои знания в области естественных и социальных наук, он старался избегать погружения в детали ученой мудрости и использования специального языка науки. Он полагал своей задачей увидеть в той или иной научной идее, теории, школе главное и дать ей точную духовную оценку.  Наука в Новое время, по мнению святителя, стала все больше вытеснять религию, Бога. Сознание европейского человека стало меняться: вместо почитания Бога он начал поклоняться идолам учености — теориям, научным школам, а также наиболее авторитетным «жрецам» науки (таким как, например, Чарльз Дарвин).

Основная роль в секуляризации сознания человека, по мнению святителя, принадлежит даже не так называемой науке (Николай Сербский не отвергал настоящую науку без кавычек, признававшую Бога как абсолютную Истину). Авторитет и влияние «науки» создают такие институты современного общества, как средства массовой информации (СМИ), так называемая культура (атеистическая и богоборческая литература, искусство) и так называемое образование.

Среди этих трех столпов, поддерживающих и возвышающих авторитет «науки» в обществе, на первое место святитель ставит систему современного образования — как среднего (школа), так и высшего (университет). Корнем слова «образование» является «образ». О каком образе идет речь? Об образе Божием в человеке. Ибо, как сказано в Священном Писании, человек создан по образу и подобию Божиему. Образование — деятельность по формированию и совершенствованию образа Божьего в молодом человеке. А современная (секулярная) система образования разрушает даже тот первоначальный образ Божий, который человек получает при рождении. Правильнее современную систему образования назвать системой безобразия.

Школы и университеты стали превращаться в систему безобразия вскоре после того как началась Реформация. В XVI-XVII вв. наука и философия, занимавшие до этого положенное им место в обществе (в частности, философию называли «служанкой богословия»), начали претендовать на то, что именно они обладают абсолютной истиной. Или, по крайней мере, именно они могут добыть эту абсолютную истину. Та же самая философия как «служанка» восхотела быть «госпожой». Европейская наука в лице Лейбница, Декарта, Бэкона, Юма и других умов стала продвигать идеи материализма, рационализма, детерминизма, позитивизма и других идеологических «измов».

Первое поколение деятелей новой европейской науки Бога не отвергало, но он у них уже был не Центром мироздания, а находился за кулисами. Такое мировоззрение называется деизмом: Бог якобы создал этот мир, а потом удалился на покой, а мир развивается по своим законам, которые изначально были заданы Творцом. После французских философов-просветителей (Дидро, Вольтер, Монтескье и др.), а также после Ч. Дарвина, Ф. Ницше и К. Маркса Бог вообще был исключен из мировоззрения человека. Ученому «гипотеза» существования Бога более была не нужна. Деизм трансформировался в атеизм. Согласно последнему, даже сама гипотеза существования Бога вредит научному познанию мира (важнейший догмат так называемого научного атеизма). Ученый всецело погрузился в поиск «законов природы». Даже так называемые социальные законы при ближайшем рассмотрении, по мнению ученых мужей, — те же природные законы (это «открытие» принадлежит английскому социологу XIX века Герберту Спенсеру, который считается основоположником так называемой естественной социологии).

Круг таких атеистов от науки даже в XIX веке был крайне узок. Чтобы атеистов в обществе стало большинство, надо было запустить атеистический конвейер так называемого образования. И он был запущен. В XVIII-XX вв. на этом конвейере в сознание молодых людей вбивали, что миром правят законы природы. О том, что есть Закон Божий, данный еще на заре существования человечества людям, уже никто не вспоминал. Разве что в теологических (духовных) семинариях и академиях, но они были вытеснены на обочину «образовательного» процесса. Да и там, как отмечает святитель Николай Сербский, законы природы стали ставиться вровень с Законом Божиим.

Вот что пишет святитель Николай Сербский о «диктатуре законов природы» в системе высшего образования Европы его времени (первая половина ХХ века):

«В университетах изучают законы природы (естественные законы). Это, пожалуй, самое главное, о чем говорят в университетах. О законе природы — именно об этом — говорит с кафедры профессор, и молодежь слушает его, поражаясь чудесам природы и могуществу законов природы. А в Библии нет ни слова об этом законе, ни в единственном числе, ни во множественном. О законе природы говорит даже христианский проповедник в храме, о законе природы как о параллельном с нравственным законом, а народ слушает его и не понимает, как могут существовать два закона, так часто противоречащих друг другу, при одном Законодателе. Между тем в основной Книге нашей веры нет даже упоминания о законе природы.

Изучение законов природы считается в наше время самым важным познанием. Ради познания этих законов создаются бесчисленные школы, университеты, академии, лаборатории и тратятся кучи денег, сил человеческих и времени, исчисляемого годами. Так почему же в священной, богодухновенной Книге ни словом, ни знаком не упомянуто о тех законах? «Природа!», «Законы природы!» — самые громкие лозунги нашего времени. Каждый европеец слышит их с первого класса школы до завершения университета. Любые другие девизы звучат гораздо тише» (Святитель Николай Сербский. Наука закона (номология). Введение).

Однако «прогресс» в сфере образования пошел дальше. Святитель Николай Сербский стал свидетелем того, что даже законы природы в университетах ХХ века стали уходить на второй и десятый план. Высшее образование приобрело столь прагматический характер, что в нем остался   лишь один закон — закон джунглей.  Впрочем, это даже не закон, а аксиома. Устанавливающая, что высшей целью жизни человека является материальное богатство, капитал, прибыль.

У Карла Маркса это называется «основным экономическим законом капитализма». А средством достижения указанной цели является конкурентная борьба. У Чарльза Дарвина в его «Происхождении видов» это называется «естественным отбором». В ХХ веке система высшего образования была полностью перестроена под изучение и практическое освоение этого «закона джунглей», освященного именами Адама Смита, Давида Рикардо, Томаса Мальтуса, Карла Маркса, Чарльза Дарвина, Герберта Спенсера и других европейских (большей частью английского происхождения) «гениев». Жесткие формулировки «закона джунглей» были некоторыми лукавыми представителями так называемых общественных наук сглажены, отредактированы и облагорожены, получив название «социологических законов». И все достижения «общественных наук» были использованы для совершенствования работы атеистического «образовательного» конвейера.

Вот что пишет по поводу этой метаморфозы высшего образования в Европе святитель: «В европейских университетах главное занятие студентов — не учеба и не приобретение знаний для честного творческого труда, а стяжание проворства и навыков в политике и достижение успеха с ее помощью. Бессовестные политические лидеры во многих европейских странах вложили изрядно труда в то, чтобы в святилищах науки учредить «политические трибуны». Лишь незначительное большинство студентов в знаменитых европейских университетах постигает досточтимые глубины философии, литературы и других наук. Подавляющее же большинство отдает себя штудированию политической экономии, финансов и вообще «прибыльных» профессий» («Европейская цивилизация находится под угрозой из-за болезни человеческих душ» в книге: Творения святителя Николая Сербского. Том III «Духовное возрождение Европы». — М.: «Паломник», 2006, с. 274).

Перечитывая святителя Николая Сербского, ловлю себя на мысли, что в России система образования подвергалась таким же метаморфозам, что и на Западе, в Европе. Только с некоторым временным лагом. В допетровской Руси молодой человек постигал Закон Божий. И он понимал, что все то, что происходит в природе (например, стихийные бедствия) и в обществе (войны, бунты и т.д.) связано с тем, как человек исполняет (или не исполняет) Закон Божий. Петр I начал насаждать в России протестантское образование, которое акцентировало внимание на законах природы. Вспомним, что знаменитый Лейбниц посещал Россию, общался с Петром. Наш император под влиянием Лейбница учредил университет, который копировал западную систему материалистического, рационалистического и атеистического образования. И такая система высшего образования существовала в России без малого два столетия, подведя ее к революциям 1917 года.

В советский период в нашей высшей школе упор был сделан на изучение законов природы (физика, химия, биология, астрономия и др.). Да, в ней изучали также марксизм-ленинизм, который выступал в качестве универсальной «общественной науки». Но наша система образования наносила меньший ущерб духовному и интеллектуальному развитию молодежи, чем западная. Почему? Потому что западная система поглощала душу молодого человека всецело жаждой, страстью наживы. А такая страсть убивает всякий интерес к изучению даже природы. В СССР марксизм-ленинизм также разрушал образ Божий в молодом человеке, но он воспринимался молодежью тепло-хладно, не перерастал во всепожирающую страсть.  Поэтому наша система образования, хотя и не формировала образ Божий в человеке, но и не разрушала его столь интенсивно, как это происходило на Западе. Именно поэтому у нас была воспитана такая плеяда ученых физиков, биологов и химиков, которой не было ни в одной стране Запада (что касается Америки, то она их не создавала, а воровала по всему миру).

Увы, последние четверть века мы пали еще ниже: советская система образования была перестроена под западную модель. Она, как писал святитель Николай Сербский, ориентирует молодежь «не на приобретение знаний для честного творческого труда, а стяжание проворства». Эта модель активно разрушает остатки образа и подобия Божия в молодом человеке. Я об этом уверенно говорю, потому что могу сравнивать. Мой стаж преподавания в высшей школе — более сорока лет. Контрасты разительные. Лично у меня не поворачивается язык современную высшую школу России назвать «образованием». Это в чистом виде «безобразие».

P.S. Только что из типографии вышла моя книга: «Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия» (М.: «Кислород», 2017. -336 с.). В ней я, помимо всего, обращаю внимание на метаморфозы высшего образования в Новое время и раскрываю разрушительное действие этого «образования» на человека и общество.

https://tsargrad.tv/articles/o-bezobrazii_65539

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также