04-блок

М. Ю. Елизаров. Блокчейн, криптовалюты и духовный смысл «цифровой революции».

От Редакции: 31 мая в рамках молодежной секции РЭОШ был проведен круглый стол на тему «Цифровая экономика: новый вызов человечеству». Один из участников круглого стола Михаил Елизаров оформил свое выступление в виде статьи. Предлагаем представленный им материал.

 

 

Блокчейн – раздутая СМИ пустышка. Нуриэль Рубини

Нуриэ́ль Руби́ни (англ. Nouriel Roubini; род. 29 марта 1958 года, Стамбул) – американский экономист, профессор экономики Нью-Йоркского университета. Один из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов.
В 1998 году занимал пост старшего экономиста по международным вопросам в Совете экономических консультантов при президенте США.
Еще в 2006 году спрогнозировал, что в США разразится ипотечный кризис, который положит начало мировому экономическому.

Однако, как он отмечает в своей статье на Project Syndicate от 5 марта, в реальности блокчейн является одной из наиболее неоправданно разрекламированных технологий в истории человечества.

«Начать с того, что технология блокчейн менее эффективна, чем существующие базы данных. Когда кто-то говорит, что его проект работает на блокчейне, в реальности, как правило, подразумевается работа программы, репродуцируемой на множестве других устройств.

В этом случае потребности в пространстве для хранения и вычислительных мощностях оказываются намного выше, а скорость транзакций намного ниже, чем при использовании централизованной программы. Блокчейны с технологиями proof-of-stake или zero-knowledge требуют, чтобы все транзакции проверялись криптографически, а это замедляет их работу. А блокчейны с технологиями proof-of-work, применяемые во многих популярных криптовалютах, поднимают другую проблему: они требуют гигантских объемов энергии для обеспечения своей работы.
Именно поэтому операции по майнингу биткоинов в Исландии уже в этом году могут начать потреблять больше электроэнергии, чем все исландские домохозяйства, вместе взятые.

Блокчейн может иметь смысл лишь в тех случаях, когда обмен скорости на качество проверки реально необходим, но эту технологию редко продвигают именно в таком качестве. Инвестиционные предложения, связанные с блокчейном, постоянно сопровождаются совершенно дикими обещаниями уничтожить целые отрасли, например отрасль облачных вычислений, при этом очевидные ограничения данной технологии умалчиваются.

Взгляните на множество проектов, которые исходят из убеждения, будто блокчейн — это распределенный, универсальный „мировой компьютер“. Согласно этим утверждениям у банков, которые уже и так используют эффективные системы для обработки миллионов транзакций ежедневно, есть причины для перехода на более медленную и менее эффективную единую криптовалюту. Это противоречит всему, что мы знаем об использовании программного обеспечения в финансовой отрасли. Финансовым институтам, а особенно тем из них, которые занимаются алгоритмическим трейдингом, нужна быстрая и эффективная обработка транзакций. Для их задач единый, глобально распределенный блокчейн, например Ethereum, никогда не подойдет.

Другое ложное утверждение: блокчейн якобы представляет собой нечто вроде нового универсального протокола, такого же, каким были для интернета TCP-IP или HTML. Такие утверждения подразумевают, что в том или ином виде блокчейн станет основой для большинства транзакций и коммуникаций в мире будущего. И вновь это совершенно бессмысленно, если вспомнить, как реально работают блокчейны. В первую очередь они сами полагаются на такие протоколы, как TCP-IP, поэтому непонятно, как они, в принципе, смогут их заменить.
Более того, в отличие от протоколов базового уровня блокчейны являются технологией, работающей по принципу stateful, то есть они хранят всю информацию об одобренных коммуникациях, которые они когда-либо совершали. В результате, качественно спроектированный блокчейн должен учитывать ограничения на уровне „железа“ своих пользователей и защищаться от спама.

Этим объясняется, почему Bitcoin Core, программный клиент биткоина, обрабатывает лишь 5–7 транзакций в секунду. Для сравнения: Visa надежно обрабатывает 25 тыс. транзакций в секунду.

Мы не можем записать все транзакции мира в одну централизованную базу данных, и точно так же мы не должны записывать их в единую распределенную базу данных. Проблема „масштабирования блокчейна“ до сих пор остается во многом нерешённой, и она будет такой оставаться, по всей видимости, еще долгое время.

Хотя мы можем быть вполне уверены в том, что блокчейн не заменит TCP-IP, некоторые компоненты блокчейна, такие как Tezos или язык смарт-контрактов в Ethereum, могут со временем стать стандартом для конкретных программ, так же как Enterprise Linux и Windows стали стандартом для операционных систем персональных компьютеров.

Третье ложное утверждение связано с утопией trustless (совершение транзакций без взаимного доверия между сторонами), которую блокчейн якобы создаст, ликвидировав потребность в финансовых и других посредниках, вызывающих доверие. Это абсурд по одной простой причине: любые существующие сегодня финансовые контракты могут быть либо модифицированы, либо умышленно нарушены его сторонами. Автоматически избавиться от этих угроз с помощью строгих условий trustless коммерчески невозможно, в том числе и потому, что для этого потребуется 100% денежное обеспечение всех финансовых контрактов, а это безумие с точки зрения издержек капитала.

Кроме того, как выясняется, многие вполне оправданные методы применения блокчейна в финансах (например, в секьюритизации или в мониторинге производственных цепочек) все равно потребуют участия посредников, потому что неизбежно будут возникать непредвиденные обстоятельства, когда нужно проявлять гибкость. Самое важное, что будет обеспечивать блокчейн в такой ситуации, — гарантия согласия всех сторон, участвующих в транзакции, по поводу ее статуса и своих обязательств.

Давно пора покончить с этой пустой модой. Биткоин — это медленный, энергетически неэффективный динозавр, который никогда не сможет обрабатывать транзакции столь же быстро и недорого, как, например, таблицы в Excel. Планы Ethereum, связанные с небезопасной системой аутентификации по технологии proof-of-stake, повысят ее уязвимость перед манипуляциями влиятельных инсайдеров.

Технология Ripple для международных межбанковских денежных переводов вскоре будет глотать пыль за SWIFT, консорциумом, который не применяет блокчейн, но чьими услугами уже давно пользуются все ведущие мировые финансовые учреждения. Так же как услугами централизованных систем электронных платежей, у которых практически нет транзакционных издержек (Faster Payments, AliPay, WeChat Pay, Venmo, Paypal, Square), уже пользуются миллиарды людей во всем мире.

Сегодняшняя „койномания“ чем-то похожа на железнодорожную лихорадку на заре промышленной революции в середине XIX века. Саму по себе технологию блокчейн трудно назвать революционной. Но в сочетании с безопасной, удаленной автоматизацией финансовых и компьютерных процессов она может иметь потенциально далеко идущее значение.

В конечном итоге использование блокчейна будет ограничено специфическими, четко определенными и комплексными задачами, которые требуют прозрачности и защиты от взлома в большей степени, чем скорости.

Например, это могут быть коммуникации с беспилотными автомобилями или дронами. Что же касается большинства криптовалют, то они мало чем отличаются от железнодорожных акций 1840-х гг. Они обвалились, когда этот „пузырь“, как и многие другие „пузыри“, лопнул».

На недавней конференции, посвященной криптовалютам в Бруклине, Нуриэль Рубини вступил в полемику с Джозефом Любином, сооснователем эфириума (Ethereum) и главой ConsenSys. Ethereum, вторая после биткоина криптовалюта по размеру рыночной капитализации, основана на блокчейне, как и сам биткоин, но его технология немного отличается, поскольку использует так называемые «смарт-контракты». Любин выступил в защиту саморегулирования в этом пространстве. Однако Рубини возразил: «Дело в том, что отрасль не саморегулируется. Это схемы Понци (проще говоря финансовая пирамида).  Если бы вы хотели саморегуляции, вы бы остановили этот процесс, но вы ничего с ним не делаете», — возразил своему оппоненту Рубини.
Так же он сказал, что «Мы возвращаемся в эпоху древних людей, где, чтобы купить нужный товар необходимо совершить обмен. Это каменный век бартера». Он подчеркнул трудности конвертации волатильных цифровых валют, с которыми пользователь сталкивается всякий раз, когда хочет что-то купить. Экономист также упомянул о процессе привлечения инвестиций под названием первичное размещение монет или ICO, назвав большинство этих проектов «мошенничеством». Он привел результаты исследования консалтинговой компании Satis Group, согласно которым, 81% ICO криптовалют «это творение шарлатанов и обманщиков, которые хотят забрать ваши деньги и исчезнуть».

О духовной стороне цифровых процессов, происходящих в наше время надо сказать следующее. Научно-технический процесс развивается необратимо, но, к сожалению, как использовать его плоды, его результаты, решать только человеку. В этом смысле, любая  созданная система, конкретный продукт, рассматривается либо в угоду собственному эгоизму, подчеркиванию своей значимости, манипуляцией и контролю над остальными (людьми, обществами, государствами), удовлетворению своих желаний сверх необходимости. Духовно слабый, незрелый человек в этом отношении напоминает «обезьяну с гранатой», с той лишь разницей, что до определенного момента истории в его руке мог быть камень, меч или лук со стрелами, а сегодня это любого уровня системы для уничтожения или подчинения большого количества людей.

Безусловно, какие то достижения с приставкой «цифро» могут быть использованы на благо, но пока, это просматривается лишь в очень узком, специфическом направлении нашей жизни. Говорить о «цифровой революции» всемирного масштаба не приходится, поскольку существующие технологии, к примеру в тех же финансах, справляются эффективнее предложенных, менее ресурсоёмки.
А главное, поскольку человека постоянно отвлекают от внимания к своим духовным слабостям, навязывая громкие лозунги, благие стремления и пожелания, яркие названия вроде «цифровых революций, революционных решений», то общество всей планеты по-прежнему держит курс на саморазрушение.
Всё-таки, основу каждого человека составляет его душа, а не какой то математический алгоритм, управляя которым извне можно добиться 100% контроля его жизни. Духовная работа над собой, своими слабостями и есть та необходимая и неизбежная революция, которая выведет человечество в его Настоящее Будущее, а плоды научно-технического прогресса будут лишь практическим подспорьем в решении творческих задач.

 

Источники:

https://www.project-syndicate.org/commentary/blockchain-technology-limited-applications-by-nouriel-roubini-and-preston-byrne-2018-03

http://www.profinance.ru/news/2018/05/12/bmmh-nuriel-rubini-kriptovalyuty-vozvraschayut-nas-v-kamennyj-vek.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также