у4

Консервативно-футуристическая концепция государства С. Ф. Шарапова

Сергей Федорович Шарапов (1855—1911) относится к числу оригинальных продолжателей дела славянофилов. Его биография пронизана борьбой за воплощение надежд славянофилов. Сергей Федорович происходил из родовитых дворян, окончил Инженерное училище, а в 1876 г. ушел добровольцем на войну с турками. Лично руководил военным сражением, был пленен венграми и отпущен в 1877 г. Симпатии к идее освобождения балканских славян сблизили С. Ф. Шарапова с И. С. Аксаковым, которого он стал считать своим учителем.

Прославился С. Ф. Шарапов и тем, что в своем имении устроил образцовое хозяйство, производил конные плуги, которые имели большой спрос в России. По вопросам хозяйства и экономики им было выпущено немало работ. Представляет интерес и имеет актуальность его труд «Бумажный рубль», в котором он предлагал отказаться от золотого рубля и построить денежную систему на бумажных рублях, которые подкрепляются доверием к русской верховной власти. При этом регулирование экономики должно было освободить страну от бирж и спекуляции. По его мнению, любой труд и предпринимательство должны носить производительный характер и служить общей нравственной идее. Как и И. С. Посошков, С. Ф. Шарапов относится к плеяде создателей теории русского нравственного хозяйства, где ведущими факторами являются не корысть и прибыль, а добро, справедливость, сохранение общежития как осуществление идеала соборности.

С 1880-х гг. С. Ф. Шарапов активно занимается публицистикой, основывает журналы «Русь», «Русский труд», сотрудничает с «Русской беседой». За острые выпады в адрес С. Ю. Витте журналы закрываются, и то, что удается публиковать Сергею Федоровичу, выходит под самыми туманными названиями: «Сугробы», «Посевы» и т. п. В целом вплоть до своей смерти он подвергался как государственной, так и журналистской травле за свою прямоту, честность и откровенность. Особую нелюбовь вызывал он у еврейской диаспоры, поскольку в евреях он видел источник эксплуатации русского населения, корысти и жажды прибыли, разоряющих Россию. Возможно, что за его таинственной ранней смертью в 1911 г. скрыты чьи-либо преступные замыслы.

После революции 1905 г. С. Ф. Шарапов становится одним из организаторов Союза русских людей, а немного позднее сам создает Русскую народную партию, не имевшую, правда, большого успеха в политической среде.

Среди государствоведческих работ С. Ф. Шарапова нужно отметить две: «Московский сборник» (1887), включавший произведения Ф. М. Достоевского, И. С. Аксакова, А. А. Киреева, и сборник «Теория государства у славянофилов» (1898), объединявший статьи славянофилов, а также содержащий весьма интересную работу Сергея Федоровича «Самодержавие и самоуправление». В этой статье он обосновал необходимость возвращения России к сочетанию самодержавия с земским самоуправлением при ликвидации засилья бюрократии, нарушившей общение между царем и народом.

Свои политико-правовые взгляды он выразил в двух художественно-публицистических произведениях «После победы славянофилов» и «Диктатор». Эти работы уникальны, поскольку представляют собой футуристические проекты устройства России на основе русской традиции. Иными словами, это консервативные проекты будущей России, в которой восторжествовали славянофильские идеалы. Жанр и обращенность в будущее произведений Сергея Федоровича ставят его особняком среди консервативных мыслителей рубежа двух столетий. В своих работах он предстал в качестве последовательного ученика славянофилов, дополнив их учение экономической концепцией и детальной разработкой государственного механизма России.

С. Ф. Шарапов, следуя заветам славянофилов, одной из болезней русского строя считал созданную Петром I бюрократическую систему управления. По его мнению, бюрократия, встав на место земщины, постепенно губила страну формализмом, волокитой, взятками, хищениями и другими злоупотреблениями. По этой причине реформы русского царя должны быть направлены на постепенное сокращение и минимизацию бюрократии, не способной эффективно и справедливо управлять Россией. На смену бюрократии должно вернуться старое, московское земское самоуправление, которое когда-то спасло Россию и утвердило царскую власть.

Идеальное состояние русского строя он представлял в виде соборного единения царя, народа и русской православной церкви: «Идеал русского гражданского и политического устройства, выясненный славянофилами и вполне отвечающий народному представлению о личности, „мире“ и Государе, таков: отдельное лицо, физическое или юридическое, — полный хозяин владеемого им клочка земли. Земщина в лице лучших излюбленных людей — полный хозяин своей области или города. Государь-самодержец — полный хозяин всей Русской земли, в верховной полноте прав которого заключаются права как частных лиц, так и земств. Как частное лицо не может присвоить себе земские права, ибо само целиком со всеми своими правами входит в земщину, так и земство не может ни с какой стороны посягнуть на права верховной власти, ибо со всеми своими правами тонет в безграничном объеме прав целого народа, воплощающихся в живой, свободной личности Царя, которому всецело принадлежит действие, внушаемое его разумом и совестью и незримо направляемое и одобряемое всенародным общественным мнением.

И над всем этим, все обнимая собою, включая и сравнивая в едином трепете о спасении души, единой молитве и единой ответственности перед Богом: и Царя с его самодержавием, и земщину с ее самоуправлением, и последнего крестьянина с его свободой и собственностью, — высится Христова Церковь»

По мнению С. Ф. Шарапова, соборный идеал нужно понимать не как раздельное, автономное существование самодержавия, земства и церкви, а как их гармоническое соединение. Наиболее подходящими формами осуществления симфонии церкви и государства, земщины и государственности он считал земские соборы и выстроенные от приходов до уездов и городов собрания православных. В таких формах бытовое, земское, духовное и политическое находятся в тесном переплетении. А главное, приход может стать местом консолидации верующих и защиты русской духовной культуры от инородцев. Проекты спасения России от смуты и устройства государства, описанные С. Ф. Шараповым в «Диктаторе», предполагали ряд эволюционных мер:

1) формирование областей взамен губерний, в которых все функции управления будут принадлежать земщине, а не чиновничьему аппарату;

2) на уровне центральной власти практически полностью устраняются органы государственной власти исполнительно-распорядительного характера;

3) армия, оборона, финансы остаются за царем, и при нем формируется совет из представителей земского самоуправления;

4) главной административной, земской, церковной единицей должен стать православный приход с собственной кассой, имуществом и органами управления;

5) церковь должна вернуться к своему автономному положению через проведение Церковных соборов и избрание патриарха;

6) для наиболее важных вопросов царь может совещаться со всей землей путем созыва Земского собора на основе сословного и корпоративного принципов;

7) все вопросы местной жизни, образование, здравоохранение, охрана порядка должны перейти в ведение земских органов управления, устранив всякий чиновничий произвол и бюрократизацию из сферы управления.

В произведении «После победы славянофилов» С. Ф. Шарапов описывает то время, когда через 50 лет — в 1950-х гг. — в России побеждает учение славянофилов. Россия расширяет свои границы и включает в себя территории славянских государств, в том числе Польши, Сербии, Чехии, Хорватии, а также православных стран — Палестины, Греции. Столицами становятся Киев, Москва, Петербург, но центром России оказывается заветная мечта всех православных славян — Царьград. Новое государство основано на федералистских началах, как и мечтали славянофилы. На юге границы России раздвигаются вплоть до Персии, Афганистана и доходят до Индийского океана.

В сфере государственного управления сочетаются самодержавие и областное земское самоуправление, мельчайшей единицей которого является приход. Приход обладает собственным имуществом, кредитом и кассой. Полностью устраняются деньги, а все операции отражаются в приходской кассе, которую невозможно обойти. Каждый член прихода имеет столько средств, сколько труда им было вложено. Для отражения расчетов выдаются чековые книжки, а товары приобретаются по разработанным образцам.

Каждый приход состоит из приходского собрания, избиравшего старосту, полицейского, священника. Все основные проекты государственных решений обсуждаются на приходском собрании.

Следующая ступенька местного управления — земское и городское управление, формируемое из представителей приходов. Земские и городские собрания делегируют гласных в областное собрание. Областью же руководит назначенный царем наместник.

Однако рядом с наместником стоит областной предводитель дворянства, избранный уездными предводителями. Области получают практически полную свободу управления по большинству вопросов. За царем сохраняются прерогативы по общим вопросам: оборона, армия, внешняя политика, денежное управление, а также функции государственного контроля и последнего суда. Вместе с тем на уровне центрального управления полностью ликвидируется промежуточное звено между царем и народом ― бюрократия.

Система органов центрального управления во главе с верховной властью самодержца по проекту С. Ф. Шарапова выглядела так:

1) Государственный совет как законодательный орган, включающий представителей от областей;

2) Народнохозяйственный совет по экономическим вопросам;

3) Сенат как орган надзора за исполнением законов;

4) Верховный кассационный суд;

5) управления (Большая Казна, Державная Казна, управления почт, телеграфов, торговли, наук и т. п.).

При этом самодержавие ни на йоту не теряет своего полновластия и единства. Все законопроекты подаются как мнения на утверждение царя. За государственным управлением налажен царский контроль и контроль общественного мнения ― печать и местное самоуправление, представители в советах при царе. На местном уровне царские полномочия реализуются через финансовый контроль за всеми доходами и расходами и судебную деятельность. Один из героев «После победы славянофилов» подчеркивает:

«Самодержавие в его истинном свободном виде недробимо и неделимо. Следовательно, Государь не может и не должен быть только вершиной бюрократической пирамиды. Он Самодержец, а не глава бюрократии. Под ним не механизм бумажного управления с передачей власти из руки в руки, но ряд живых организмов, самоуправляющихся по данному им закону области… Централизация и у нас есть, но какая? Техническая… Почтовый чиновник… это не власть, это служебные элементы государства. Вся общественная власть возникает из выборов, вся государственная власть в руках Царя… Теперь и правящие, и управляемые стоят рядом и равноправны перед лицом своего верховного судьи — самодержавного Царя. Пока их спор между собой не выходит из рамок закона, личное вмешательство верховной власти не требуется. Но вот закон бессилен, или страдает несовершенством, или прямо указывает, что дело должно взойти на личное решение Государя. Тогда во всей силе и полноте проявляется самодержавная власть Царя, и спор решен. Мы признаем только личное самодержавие Царя, он один выше закона, все остальные подзаконны»

С. Ф. Шарапов в своей футуристической концепции воссоздает славянофильскую идею государева и земского дела, их соборного единства и автономии. В рассуждениях Сергея Федоровича проступают нравственно-юридические черты русского самодержавия: царь как носитель высшей правды, последнего земного суда; правление царя не на основе сухого закона, а на основе совести и правды; для восприятия самодержцем мнения, совета народа необходимы земские представители и соборы.

Наконец, С. Ф. Шарапов детально описывает грядущие реформы церкви: восстановление патриаршества; создание епархий; выборность священников, епископов; превращение прихода в место соборного общения верующих и сочетание бытового, земского, государственного начал; признание старообрядцев частью церкви при разрешении им совершения традиционных обрядов; крещение в православие Польши по доброй воле.

Сергей Федорович Шарапов первоначально переход к национальной государственности видел в том, что постепенно здоровые национальные силы воспрянут и одолеют диктат петербургского чиновничьего аппарата мирным, естественным органическим путем. Возрождение России начнется снизу, с земства и приходов, как это случалось в предшествующие эпохи — в Смутное время, в период Отечественной войны 1812 г.

Однако события 1905 г. и появление в России Государственной Думы, партийной системы заставили С. Ф. Шарапова пересмотреть свои взгляды на воплощение славянофильских проектов в жизнь. Новое «смутное время» он предлагал превозмочь путем назначения российским императором уполномоченного диктатора из военного сословия. Именно на диктатора, имеющего неограниченное доверие царя, он возлагал надежды, связанные с отменой парламентских учреждений, борьбой с революционными смутьянами и наведением порядка в печати. Диктатор должен создать условия для выздоровления России и пробуждения национального самосознания в уездах и городах, набирая новую команду министров, которые примутся за постепенное переустройство государственного управления в России, минимизировав слабые стороны бюрократического стиля правления.

Таким образом, как и большинство консервативных мыслителей России, С. Ф. Шарапов стоял за наиболее полное осуществление идеала целостной, соборной государственности во главе с русским самодержцем.

Васильев Антон Александрович — кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Алтайского государственного университета (Барнаул).

Электронное приложение к «Российскому юридическому журналу», 6/2011.

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также