sl12

Как восстановить Донбасс?

Валентин Катасонов о степени разрушения Донбасса и о том, что необходимо для восстановления региона.

– В случае с Донбассом допустимо проводить параллели со Второй мировой, когда союзники – американская и английская авиация – проводили выборочные бомбардировки немецких городов. Предприятия в Германии, которые принадлежали американскому и английскому капиталу, а также некоторые немецкие предприятия, которые были тесно связаны с западной экономикой, продолжали функционировать даже в последние месяцы войны – союзническая авиация очень аккуратно обходила их стороной.
Сегодня в Донбассе происходит нечто похожее. Только кажется, что «укры» стреляют без разбора. На деле, стрельба идет очень селективная, и целый ряд так называемых системообразующих предприятий Донбасса продолжают функционировать.
К сожалению, у нас нет хороших обзоров по экономической ситуации в Донецкой и Луганской народных республиках, но я могу кое-что сказать по этому поводу. К 7 ноября в украинских СМИ прошла алармистская информация: Министерство финансов Украины сообщило, что Луганская и Донецкая области снизили отчисления налогов в украинскую казну на 20% по сравнению с 2013 годом. Но есть тонкость: для этих двух областей Киев пересмотрел контрольные показатели налогов, и если сравнивать фактически уплаченные налоги с пересмотренными показателями, эти два субъекта выполнили план по налогам за 10 месяцев 2014 года на 97%. Как вам это нравится?

«СП»: – Как же так, у нас представление, что Донбасс сравняли с землей, а тут оказывается, Киев рассматривает как ЧП тот факт, что Донецкая и Луганская области не выполнили план по налогам?

– Парадокс, правда? Да, в середине лета Новороссия де-факто была отключена от киевских денежных трансфертов, а в ноябре премьер Арсений Яценюк официально заявил, что Киев прекращает всякие бюджетные перечисления в Новороссию. И что если ее жители хотят получать пенсии и пособия, они должны каким-то образом переходить линию фронта, и на украинской территории, в соответствующих учреждениях, получать свои деньги.
И в то же самое время системообразующие предприятия в Донбассе, которые приносят налоги в украинскую казну, продолжают работать. Чтобы они работали, необходимо, чтобы люди на этих предприятиях получали зарплату. И они ее получают – деньги определенными способами, наличными, завозятся на эти предприятия.
Поступают на эти предприятия с основной территории Украины и электричество, и природный газ. Летом Яценюк говорил, что «мы своих не бросим», имея в виду, что несмотря на боевые действия, Киев продолжит выплачивать пенсионерам и бюджетникам в Донбассе пенсии, пособия и зарплаты. Сейчас Яценюк об этом обещании забыл, но у него появилась другая формулировка: «наши люди не замерзнут зимой».
Яценюк лицемерит: с одной стороны, украинский премьер фактически согласился с тем, что люди в Новороссии должны умереть от голода, поскольку трансфертов нет, с другой – заявляет, что этих людей надо обогревать. Но истинная цель действий украинского премьера состоит в том, чтобы предприятия Донбасса не остались без энергии и продолжали работать.
Для полноты картины следует добавить, что часть выручки донецких предприятий до сих пор оседает в офшорах.

«СП»: – Но сейчас в Новороссии создается своя налоговая система. Это изменит ситуацию?

– Там создается и своя налоговая, и своя банковская системы. В мае ополченцы уже ставили донецкому миллиардеру Ринату Ахметову условие – платить налоги по месту находжения предприятий. Однако Ахметову удалось отвертеться – в Новороссии не было ни налоговых органов, ни банков.

Но сейчас ситуация становится острой и даже критической – все юридические лица на территории Новороссии должны зарегистрироваться как налогоплательщики. Возникает вопрос: ополченцы по-прежнему будут согласны с тем, что крупные предприятия отчисляют налоги в Киев? Думаю, нет.
Но и Ахметов вряд ли согласится платить налоги по месту нахождения предприятий. Если он сделает это, то получит «черную метку». На Украине, и даже в Европе заявляют о том, что уплата налогов на территории Новороссии приравнивается к финансированию «террористов».

«СП»: – Получается, речь не идет о том, что Донбасс превратится в пустыню, поскольку худо-бедно, но ключевые предприятия там работают?

– Это пока работают. Но сейчас, повторяюсь, ситуация может измениться – по политическим причинам. Если Ахметов не будет платить налоги, ополченцы будут вынуждены предпринимать ответные меры. А остановить предприятия Ахметова несложно – ополченцы их физически контролируют, просто до поры до времени они придерживались негласных компромиссных договоренностей с олигархом.
Сейчас фактически и предприятиям, и Ахметову поставлен ультиматум: либо вы платите, либо… По сути, донецкий олигарх оказывается между молотом и наковальней. Он не может платить ополченцам, поскольку в глазах Киева это является финансированием терроризма, и не может платить Киеву – в глазах ополчения это является финансированием вооруженных сил противника.

«СП»: – Как вырулить из этой ситуации?

– Не знаю. Очевидно одно: ни у Ахметова, ни у Киева, ни у ополченцев простых решений в такой ситуации нет.

«СП»: – Из ваших слов понятно, что предприятия в Донбассе работают на старых экономических связях…

– Совершенно верно.

«СП»: – Возможно ли эти предприятия переключить на взаимодействий с Россией?

– Я считаю, в этом и заключается реальный выход из ситуации, хотя тоже очень непростой. Уголь и продукция черной металлургии из Новороссии будут в этом случае конкурировать с аналогичной продукцией российских производителей. И как это противоречие решить – навскидку сказать не берусь.
Другое дело, Россия могла бы предоставить коридор для вывода угля и металла из Новороссии через российскую территорию на рынки третьих стран. Но это быстро не организовать, на это требуются месяцы.
Тем не менее, думаю, ополченцам давно следовало бы вести о таком коридоре переговоры с российской властью. В конце концов, в данном случае политика не затрагивается – речь идет лишь о деловых отношениях между конкретными компаниями, которые могли бы покупать и перепродавать продукцию из Новороссии, или представлять ее интересы в качестве торговых агентов.
Необходимо что-то делать и с банковской системой Новороссии. Понятно, если донецкие и луганские банки будут вести дела с российскими банками, у последних могут возникнуть сложности из-за санкций со стороны Запада. Но, с другой стороны, у нас есть «замкнутые» банки, которые не выходят на мировой рынок, и которых санкции не касаются. Здесь уже схемы взаимодействия возможны.
Я уже не говорю о том, что Донецкая республика признана Южной Осетией. Это значит, Донецк может выстраивать связи с южноосетинскими банками, которые, в свою очередь, имеют связи с российскими банками.
Словом, выходы есть. Они не могут считаться простыми, но работать в этом направлении необходимо. Не знаю, правда, думают ли над этим в руководстве нашей страны.

«СП»: – Если бы все перечисленное удалось сделать, было бы целесообразно восстанавливать то, что в Донбассе разрушено?

– Тут ситуация достаточно противоречивая. Киев несколько раз заявлял, что готов участвовать в восстановлении Донбасса, шли даже разговоры, что нужно в бюджете Украины предусмотреть отдельную статью на восстановление разрушенной инфраструктуры Донецкой и Луганской областей. Но, мне кажется, это заявления пропагандистского толка.
Мы пока никаких конкретных решений в части восстановления Донбасса, или даже намеков на решения, не озвучивали.
Мне известно, что в Донецкой республике создана специальная структура, которая занимается оценкой и инвентаризацией всех ущербов. Это – правильный шаг. В конце концов, этот ущерб нужно оформлять в виде репарационных требований по отношения к Киеву.
Я не питаю иллюзий, что Киев что-то заплатит. Но репарации, по крайней мере, будут неплохим инструментом в переговорах Новороссии с Киевом.
Репарационные требования – это, можно сказать, мода XXI века. Та же самая Латвия в сентябре озвучила репарационные требования к РФ, как правопреемнице СССР, на сумму в 300 млрд евро – за так называемую «советскую оккупацию». Репарации сегодня – это коммерциализация истории и монетизация межгосударственных отношений.
На деле, трудно сказать, кто возьмет на себя возмещение ущерба Новороссии. Хотелось бы верить, что это возмещение ляжет на наши плечи: все эти затраты окупятся. Дело в том, что Новороссия, особенно Донецкая республика – это регион-донор в чистом виде.

http://svpressa.ru/economy/article/104536/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также