50_main

Елена Пономарева. Российская дипломатия после Крыма

Давление, которое Запад оказывает на Россию, не желая признавать результаты волеизъявления народа Крыма, продолжается, но вместе с тем приходит и сознание необратимости свершившегося. Начинает меняться вся картина современных международных отношений. Один тот факт, что состоявшееся 27 марта голосование на заседании Генассамблеи ООН по резолюции № 262 «Территориальная целостность Украины» разделило мировое сообщество почти поровну, свидетельствует о многом.

За резолюцию, объявляющую референдум в Крыму недействительным, проголосовали 100 государств из 193. Против – 11. При этом 58 стран воздержались, а 24 участия в голосовании не приняли вовсе. Итого не поддержали резолюцию 93 страны.

Состав государств, воздержавшихся при голосовании по антироссийской резолюции, также говорит о серьезных изменениях в мировой политике. Воздержался, например, Израиль. Не проголосовали за резолюцию № 262 даже такие верные союзники США, как Ирак, Афганистан, Объединенные Арабские Эмираты. Воздержались Китай, Индия, Бразилия, ЮАР, Египет.

«Китай, — отметил министр иностранных дел России С.В. Лавров, — заявил о категорическом неприятии попыток решать эту проблему неполитическими методами и прибегать к санкционному давлению. Наши контакты с китайскими партнерами показывают, что они не просто понимают законные интересы Российской Федерации во всей этой истории, но и то, что у нас с ними идентичное понимание первоначальных причин нынешнего глубокого кризиса на Украине».

Ни о какой международной «изоляции» России в таких условиях не может быть и речи. Больше того, «крымский рубеж» обозначил возникновение новой конфигурации в мировой политике. С одной стороны, рушится «нерушимый» американоцентричный блок. С другой стороны, меняется ситуация и на постсоветском пространстве. Так, Азербайджан проголосовал «за», а Армения – «против» резолюции № 262. Как отмечают российские аналитики, «для «Восточного партнерства», наверное, это будет означать конец, потому что не могут два члена одной организации занимать противоположную позицию».

В Евросоюзе активизировались политические силы, однозначно поддержавшие действия России в отношении Крыма. В их числе — «Национальный фронт» (Франция), возглавляемый Мари Ле Пен, которая призвала Брюссель быть последовательным: «Либо выступать за единство и Конституцию Украины; тогда Виктор Янукович по-прежнему остается президентом и необходимо организовать новые выборы. Либо больше нет ни Конституции, ни Конституционного суда, а действующее правительство является правительством революционным, и тогда сложно отрицать, что Крым может вести себя так же, как часть Украины вела себя на майдане».

Не разделяют антироссийскую позицию и такие крупные итальянские партии, как «Вперед, Италия!» (Forza Italia) и «Лига Севера» (Lega Nord), в совокупности контролирующие около 30% мест в парламенте Италии. Представители обеих этих партий приняли участие в крымском референдуме в качестве наблюдателей и отметили полное соответствие всех процедур нормам международного права. Свой скепсис в отношении позиции США и ЕС по Крыму не скрывают бельгийская партия «Фламандский интерес» (Vlaams Belang), болгарская «Атака» (Ataka), венгерская «Йоббик» (Jobbik). Однозначную поддержку итогов референдума в Крыму выразили представленные в бундестаге немецкие левые.

Результаты голосования в ГА ООН заставили Белый дом вернуться к формату двусторонних переговоров. 30 марта в Париже прошли «очень интенсивные переговоры» министра иностранных дел России С.В. Лаврова с госсекретарем США Дж. Керри. И хотя оценки причин украинского кризиса Москвой и Вашингтоном по-прежнему не совпадают, стороны «согласились с необходимостью искать точки соприкосновения, чтобы выработать общую позицию относительно путей дипломатического урегулирования ситуации в интересах украинского народа».

Первым шагом на этом пути, по мнению российской стороны, должна стать деэскалация напряжённости, обеспечение безопасности всех жителей и гостей Украины, что означает разоружение незаконных военизированных формирований, наведение элементарного порядка на улицах, освобождение незаконно захваченных зданий, разблокирование улиц и площадей, всяких «майданов» и «мини-майданов». Деэскалация напряжённости предполагает также отказ от использования иностранных частных военных компаний (ЧВК) для подавления гражданского протеста. Как отмечается в комментарии Департамента информации и печати МИД России, «среди кандидатов на такую жандармскую роль фигурирует ныне зарегистрированная на Барбадосе компания Greystone Limited, входящая в корпорацию Academi. Речь идет об аналоге и, возможно, аффилированной структуре частной армии Blackwater, сотрудники которой неоднократно обвинялись в жестоких и систематических нарушениях прав человека в различных горячих точках мира». Инициатива с использованием услуг иностранных ЧВК на Украине есть «свидетельство неспособности тех, кто дорвался до власти в Киеве, обеспечить минимальный порядок внутри страны и, вероятно, гарантировать собственную безопасность».

Второй шаг по урегулированию украинского кризиса, предлагаемый российской стороной с целью обеспечения прав национальных меньшинств, в том числе в области языка, подразумевает контакты с действующей властью в Киеве, учитывая, что на данном этапе эта власть сама не способна наладить взаимоуважительный общенациональный диалог.

Третий шаг предполагает создание механизма учета интересов всех без исключения регионов Украины, что, видимо, невозможно без федерализации страны. Начало процесса федерализации возможно только в условиях полной открытости и включения в этот процесс представителей всех социальных слоев из всех регионов Украины. Киев и Галиция не могут определять правила, по которым будет жить вся Украина.

Реакция Киева на предложения России о федерализации и необходимости наделения русского языка статусом второго государственного была резко отрицательной. Хотя, согласно исследованиям центра Gallup, 83 % граждан Украины предпочитают использовать для общения русский язык, а в восточных и южных регионах страны русский является главным языком общения для 92 % граждан. Таким образом, без обеспечения возможности свободно общаться на русском языке, в том числе с государственными властями, немыслима сама украинская государственность. Как отметил С.В. Лавров, «без схемы, позволяющей каждому региону избирать свое руководство – исполнительную и законодательную власть (чтобы Киев везде и всюду не назначал своих людей), – не обойтись».

Четвертый шаг – это недопущение эскалации напряжённости в отношении соседних стран и территорий. В частности, Россия обеспокоена шагами Киева по ущемлению прав и свобод жителей Приднестровья, в том числе в отношении свободы передвижения. В ближайшее время этот вопрос будет рассматриваться в формате «5+2», где Россия и Украина выступают в качестве гарантов, ОБСЕ – в роли посредника, Кишинев и Тирасполь – в качестве сторон конфликта, а США и ЕС – в качестве наблюдателей. Россия четко обозначила цель этой встречи – обеспечение особого статуса Приднестровья в единой суверенной и нейтральной Молдове.

Пятый шаг – это недопущение распространения ядерного оружия. В начале 2014 года исполнилось 20 лет с момента добровольного отказа Украины от статуса ядерной державы после развала СССР. По этому поводу депутат Верховной рады от партии «Свобода» М. Головко заявил, что Украина в ответ на действия России в Крыму должна вернуть себе ядерный статус. В украинском парламенте зарегистрирован законопроект, внесённый депутатами от партий «Батькивщина» и УДАР, о выходе Украины из Договора о нераспространении ядерного оружия. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сразу же отреагировал на эту инициативу: «Последствия будут серьезными как для региональной безопасности, так и для целостности режима нераспространения ядерного оружия. Это не должно служить оправданием для того, чтобы добиваться обладания ядерным оружием, что приведет к еще большей разобщенности и снижению безопасности». Однако вопрос не закрыт.

В действительности эскалация напряженности на Украине и вокруг неё во многом связана с планами НАТО продолжить своё расширение на Восток. Об этих планах 30 марта в интервью немецкому изданию Welt am Sonntag поведал генсек блока Андерс Фог Расмуссен. Вступление стран Восточной Европы в альянс, заявил он, является «впечатляющей историей успеха нашего времени, но наша задача еще не выполнена»; поэтому «каждое европейское государство, которое в состоянии содействовать соблюдению основных принципов альянса и готово внести вклад в обеспечение безопасности в зоне его влияния, может подавать заявку на членство в НАТО». На встрече глав МИД 28 стран НАТО в Брюсселе 1 апреля Андерс Фог Расмуссен заявил, что альянс не только предоставит Украине «рекомендации по защите критической инфраструктуры», но и может в будущем «направить в эту страну мобильные группы инструкторов», а также «окажет практическое содействие в повышении оборонных возможностей страны». В числе этих «возможностей» были названы совместные учения и активизация усилий по совместимости сил между НАТО и Украиной.

Повторим, однако, ещё раз. Воссоединением Крыма с Россией обозначен рубеж, с которого не может не начаться изменение всей картины международных отношений. Конечно, кто-то может угрожать Москве тем, что ей «за всё придется платить», но это не отменяет тот факт, что гегемонизм США уходит в прошлое, а Россия утверждается в первой лиге мировой политики как государство, ясно сознающее свои собственные стратегические интересы и способное уверенно их защищать.

Елена Пономарева, 4 апреля 2014 г.

Источник — http://www.fondsk.ru/news/2014/04/04/missia-vypolnima-rossijskaja-diplomatia-posle-kryma-26811.html

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также