05-скьт

Валентин Катасонов: «Скотный двор» — социально-экономическая модель современной России

Трудно найти в России человека с высшим образованием, кто, если и не читал Джорджа Оруэлла, по крайней мере, не слышал, что был на свете такой писатель. Наиболее грамотные и «продвинутые» даже назовут главное произведение этого англичанина, жившего и творившего в первой половине прошлого века – роман-антиутопию «1984».

Гораздо более талантливым и глубоким, на мой взгляд, является другой труд Оруэлла – «Скотный двор» (англ. Animal Farm: A Fairy Story). Это небольшое произведение (чуть более ста страниц) неоднократно переводилось на русский язык под разными названиями: «Скотское хозяйство», «Скотский уголок», «Скотский хутор», «Ферма животных», «Ферма Энимал», «Зверская Ферма», «Скотоферма» и т.д.

Сегодня у нас в ходу «крылатая фраза» из этого произведения: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие» (англ. «All animals are equal, but some animals are more equal than others«). Книга писалась Оруэллом в 1943-1944 гг. и вышла в свет в 1945 году. Трудно обозначить точно жанр произведения: это одновременно и сказка, и притча, и повесть-аллегория, и антиутопия. В повести изображена история изгнания с фермы под названием «Райский уголок» ненавистного хозяина по имени Джонс. Показана эволюция эмансипировавшихся от власти человека сообщества животных – лошадей, коров, свиней, баранов, коз, кур, гусей, уток, ослов, кошек и прочей живности. Эволюции от безграничной свободы и равенства к диктатуре свиньи по кличке Наполеон.

Говорят, в первую очередь «Скотный двор» представляет собой аллегорию на революцию 1917 года в России и последующие события в Советском Союзе. Не спорю, параллели очевидны. Но, как показывают последние работы по биографии и творчеству Оруэлла, этот писатель видел признаки «Скотного двора» и в родной ему Англии. Хотя при внимательном прочтении повести, можно увидеть параллели с любыми другими революциями и радикальными реформами по всему миру.

Также возникают определенные ассоциации с начавшейся при Горбачеве «перестройкой» и продолжающимися в Российской Федерации «демократичными реформами». Не поленитесь, прочитайте (или перечитайте) «Скотный двор», и вы увидите, что это портрет современной России. Для тех, кому некогда, даю краткое резюме повести со своими комментариями.

Вторая половина 80-х – начало 90-х гг. прошлого века – время, когда в нашей стране под флагом демократических и рыночных реформ проходила «тихая» революция. Ее можно сравнить с революцией «Скотного двора», когда звери изгнали ненавистного им Джонса – личности достаточно неприятной, жестокой и склонной к пьянству. Применительно к нашей революции конца прошлого века в роли «Джонса» выступала правящая коммунистическая партия. А в роли «зверей» — население Советского Союза.

Переворот на Скотном дворе подготавливался и осуществлялся под руководством самой умной части зверей – свиней. В сообществе свиней также существовала иерархия. Власть над свиньями и всем животным сообществом фермы стали осуществлять две свиньи с именами Цицерон и Наполеон. Позднее единоличным властителем фермы, переименованной из «Райского уголка» в «Скотный двор», стал Наполеон, учинивший фактически переворот и изгнавший Цицерона за пределы фермы.

В повести очень много интересных моментов, касающихся идеологии, права и политики «Скотного двора». Уже в первые дни после революции сложились контуры официальной идеологии, получившей название «анимализм» (от англ. animal – животное). Суть новой идеологии – неприятие человека, закрепления антагонизма между человеком и животным, объявление непримиримой войны миру людей.

Принципы анимализма в виде семи заповедей были запечатлены краской на деревянных скрижалях — стене большого амбара: 1. Тот, кто ходит на двух ногах, — враг. 2. Тот, кто ходит на четырёх (равно как и тот, у кого крылья), — друг. 3. Животное да не носит одежду. 4. Животное да не спит в кровати. 5. Животное да не пьёт спиртного. 6. Животное да не убьёт другое животное. 7. Все животные равны.

Фактически эти заповеди стали конституций Скотного двора.

Много интересного можно узнать из повести и о политике Скотного двора – как внутренней, так и внешней. Вот, например: «В апреле «Скотский уголок» был провозглашен республикой, и встал вопрос об избрании президента. Кандидатура Наполеона была единственной, что способствовало стопроцентному успеху выборной кампании».

Но на политике не буду более останавливаться. Сосредоточимся на вопросе организации социально-экономической жизни Скотного двора. У животных вопросы корма (материального благосостояния) находились на первом месте. Собственно ради улучшения своего кормового положения животные и начали революцию. «Теоретическое обоснование» революции дал наиболее мудрый кабан по кличке Майор (скоропостижно скончался после переворота).

На тайной сходке зверей Майор заявил: «Какова же, товарищи, природа вещей? А такова, что наш век короток, тяжел и беспросветен. Едва появившись на свет, мы работаем до седьмого пота, а живем впроголодь, в чем только душа держится, и, когда мы становимся ни на что не пригодными, нас предают варварской мучительной смерти. Нет в Англии животного, которое, выйдя из младенчества, знало бы, что такое счастье и заслуженный отдых. Нет в Англии животного, которое было бы свободным. Мы живем в рабстве и нищете – вот голая правда.

Но, может быть, это в природе вещей? Может быть, земля наша так скудна, что не способна прокормить всех своих обитателей? Нет, товарищи, тысячу раз нет! Земля Англии плодородна, климат благоприятный, а пищи хватит нашим внукам и правнукам. Взять даже эту ферму: здесь могли бы жить припеваючи дюжина лошадей, два десятка коров, сотни овец. Невероятно, но факт. Так почему же, спрашивается, мы влачим столь жалкое существование? А потому, что продукт нашего труда присваивается человеком! Вот где, извиняюсь, собака зарыта. Вот он, корень зла — человек. Другого врага у нас нет. Уберите с подмостков Истории человека, и вы навсегда покончите с голодом и рабским трудом.

Только человек потребляет, ничего не производя. Он не несет яйца, не дает молока, ему не по силам тащить плуг или загнать зайца. И при этом он царь и бог. Он закабалил нас, мы гнем на него спину, перебиваясь с хлеба на воду, а он живет плодами нашего труда. Мы надрываем мускулы при обработке его земли, мы производим ценнейший навоз для его полей, и что же? Кожа да кости — это все, что мы имеем.

Вот вы, коровы, сколько тысяч литров молока дали вы за прошлый год? И куда оно пошло, минуя голодных сосунков? Все, до последней капли, вылакали наши эксплуататоры. А вы, куры, сколько вы снесли яиц и много ли вылупилось из них цыплят? Львиная доля пошла на рынок, чтобы еще больше обогатились Джонс и его люди. А где, Хрумка [кличка одной из кобыл – В.К.], четверо твоих жеребят, которые могли стать опорой и усладой твоей старости? Их продали с торгов годовалыми, и уже не видать тебе их, как своих ушей. Выносить и в муках родить потомство, полить потом каждую пядь земли — а что взамен, кроме стойла и жалкой подачки?»

Умные речи Майора сыграли важнейшую роль в подъеме духа животных обитателей фермы и победе революции. После победы были некоторые сбои в функционировании фермерского хозяйства (ведь опыта управления фермой без человека еще не было). Но звери быстро сориентировались, приобретая на ходу необходимые навыки работы. Некоторые сокращения норм питания удалось преодолеть, хозяйство пошло в гору и животные были счастливы.

«Все лето ферма работала как часы. Впервые в жизни животные были по-настоящему счастливы. То, что раньше именовалось кормежкой, превратилось в источник острейшего наслаждения, ведь теперь пища всецело принадлежала им — сам производишь, сам потребляешь, не надо ждать милостей от прижимистого хозяина. После того как они избавились от всех этих захребетников, с едой стало гораздо лучше. Равно как и с отдыхом, которым они пока не умели распорядиться».

Все звери участвовали в хозяйственной жизни фермы – каждый в меру своих сил и природных способностей. Особое место в общественном производстве заняли свиньи: «В работе как таковой свиньи участия не принимали — они осуществляли общее руководство. С учетом их теоретической подготовки вопрос о лидерстве решился сам собой».

Первоначально провозглашенный принцип равенства в потреблении конечного продукта хозяйства стал постепенно корректироваться с учетом особенностей участников общественного производства. Через некоторое время после революции животные стали замечать, что некоторые продукты вообще таинственно исчезли из их рациона. Например, парное молоко и яблоки.

Но через некоторое время тайна раскрылась: «Между прочим, разъяснилась загадка с постоянным исчезновением парного молока. Его, оказывается, добавляли в корыто для свиней. Впрочем, молоком дело не ограничилось. В саду уже поспевали ранние сорта яблок, и трава была усеяна паданцами. Предполагалось, как нечто само собой разумеющееся, что весь сбор будет поделен поровну, однако неожиданно вышел приказ: паданцы предназначены для откорма свиней, так что их следует собрать и снести в подсобку. Кое-кто попробовал роптать, но это ни к чему не привело».

У всех обитателей фермы (за исключением свиней) постоянно возникали недоуменные вопросы, связанные с распределением продуктов и все более частным нарушением принципа равенства. Для снятия таких вопросов Цицерон и Наполеон уже через несколько месяцев после революции уполномочили одного сообразительного поросенка по кличке «Деловой» регулярно выступать перед зверями и разъяснять им политику руководства Скотного двора.

Вот и по вопросу исчезнувших молока и яблок Деловой убедительно разъяснил зверям: «Товарищи! — визгливо начал Деловой. — Неужели вы думаете, что мы, свиньи, ищем для себя выгоды или привилегий? Да если хотите знать, многие из нас не любят ни яблоки, ни парное молоко. Я, например, терпеть не могу. И если мы все же заставляем себя употреблять их в пищу, то исключительно для поддержания своего тонуса.

Как доказала наука, товарищи, молоко и яблоки содержат вещества, абсолютно необходимые для жизнедеятельности свиньи. Мы заняты тяжелой умственной работой. Организация производства, вопросы управления — все лежит на нас. День и ночь печемся мы о вашем, товарищи, благополучии. Ради вас мы захлебываемся этим молоком, ради вас давимся этими яблоками. Вы представляете, что произойдет, если мы не справимся со своими обязанностями? Вернутся времена Джонса! Да-да, вернутся! Вы этого хотите? — Голос Делового поднялся до трагических высот, Деловой дрожал всем телом, сучил ножками и подергивал хвостиком. — Вы хотите, чтобы вернулись времена Джонса?!

Что тут можно ответить? Меньше всего на свете животные хотели, чтобы вернулись времена Джонса. Если вопрос ставился так, то спорить было не о чем. Необходимость поддержания тонуса свиней не вызывала сомнений. Одним словом, все сошлись на том, что молоко и паданцы (и вообще большая часть урожая яблок) будут отдаваться свиньям».

После того, как на Скотном дворе установился режим единоличного правления Наполеона, жизнь животных стала стремительно меняться.

Во-первых, вся экономическая политика отныне формировалась при закрытых дверях. Публичные дебаты отменялись. Был создан специальный свинский комитет (Свинком) под председательством самого Наполеона.

Во-вторых, при Наполеоне скорость реформ ускорилась. Но звериный народ не успевал осмысливать их суть. Каждая новая реформа почему-то вела к сокращению рациона животных. При этом старики, которые жили еще при Джонсе, помнили, что в те давние времена кормовые нормы были выше. Одновременно с этим увеличивались производственные нормы, они даже превосходили те, которые были во времена ненавистного Джонса. Но это помнили только ветераны. Молодежи не с чем было сравнивать.

В-третьих, реформы противоречили заповедям, которые еще провозглашал незабвенный Майор и которые были начертаны на деревянных скрижалях амбарной стены. Правда, это противоречие смущало лишь тех стариков, которые умели читать. Молодое поколение было поголовно неграмотным и о заповедях имело очень смутное представление.

При единоличной власти Наполеона статус Делового еще более повысился. А как же иначе? Деловой стал выполнять функции пресс-секретаря, доводя до звериного народа суть решений свиного комитета. Также он стал доказывать, что никакого снижения норм потребления не происходит, что, наоборот, благосостояние звериного народа непрерывно растет. Наконец, Деловому приходилось глупым зверям растолковывать истинный смысл заповедей и убеждать их, что Наполеон и его свинское окружение никаких нарушений не допускают.

Взять тот же принцип равенства в распределении и потреблении, который теоретически обосновал еще незабвенный Майор. Деловой разъяснил, что это «апокриф». Ничего подобного, мол, не было. Что это неприемлемая для животных «уравниловка»: «Жесткая уравниловка противоречит принципам анимализма».

Что касается сокращения пайков, то это, по мнению Делового, никакое не сокращение, а лишь «упорядочение». Что касается повышение норм выработки в расчете на одну голову скота (зверя, птицы), то это делается в конечном счете ради самих животных. Деловой произносил блестящие речи о том, какая это радость — работать для общего блага и что труд облагораживает животных.

Для того чтобы убедить аудиторию в верности своих положений, Деловой неизменно прибегал к цифрам, которые действовали на зверей гипнотически. Но о «цифровом гипнозе», практиковавшемся Деловым, в следующий раз.

Сейчас же хотел обратить внимание на следующие моменты. За те 25-30 лет, которые прошли со времени «тихой» революции под кодовым названием «перестройка», успело вырасти новое поколение людей. Это новое поколение не только не помнит, но даже не знает о тех «сладких» лозунгах, которые звучали на излете советской власти («демократия», «права человека», «рыночная экономика», «свобода», «равенство», «ликвидация привилегий» и т.п.).

Реалии сегодняшнего дня (2018 год) показывают, что все те лозунги были обманом политиков и демагогов, которые принадлежали к «свинскому» сословию или работали на него. Молодежи жизненно важно знать эти уроки. «Свинское сословие» — главный бенефициар социально-экономических «реформ» в России. Оно и дальше намерено продолжать и углублять эти реформы, которые неизбежно приведут к полному уничтожению всех остальных обитателей «фермы» под названием «Российская Федерация».

Чтобы этого не произошло, читайте и вдумывайтесь в смыслы «Скотного двора» Джорджа Оруэлла. Уверен, в какой-то момент времени «свинское сословие» постарается запретить эту обличительную повесть-притчу.

Фото: French cat/shutterstock.com

https://business.tsargrad.tv/articles/valentin-katasonov-skotnyj-dvor-socialno-jekonomicheskaja-model-sovremennoj-rossii_143469

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов: «Скотный двор» — социально-экономическая модель современной России"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Jacques Sekavar
Гость
Jacques Sekavar
14 дней 13 часов назад
«Трудно найти в России человека с высшим образованием, кто, если и не читал Джорджа Оруэлла, по крайней мере, не слышал, что был на свете такой писатель» Да без труда! Практически, никто его не читал, а что-то о нём слышали — максимум процентов пять и то слишком оптимистично. Большинство посчитали его писателем-фантастом, но что написал — никто-ничего. «Переворот на Скотном дворе подготавливался и осуществлялся под руководством самой умной части зверей – свиней» А ведь можно интерпретировать и по другому : Скотный двор — наша планета, обитель греха. На этом скотном двре првят свиньи — животные «грязные» (Библ.,Коран) «Суть новой идеологии –… Read more »
wpDiscuz

Смотрите также