27-задор

Валентин Катасонов. Некоторые откровения банкира Михаила Задорнова

Информационное агентство РБК опубликовало пространное интервью с Михаилом Задорновым, который с 1 января 2018 года занял должность председателя правления ПАО «Банк «ФК Открытие»

Михаил Михайлович Задорнов – человек опытный, с солидным стажем работы в финансовой и банковской сферах. Вот некоторые фрагменты из его биографии. С ноября 1997 по май 1999 года — министр финансов Российской Федерации. В 1997 году вошел в состав совета директоров Сбербанка, в мае 1998 года стал заместителем председателя наблюдательного совета Сбербанка.

Самый длительный эпизод биографии (2002-2017 годы) — президент — председатель правления банка ВТБ24, «дочки» Внешторгбанка (ВТБ), которая специализировалась на розничном бизнесе. В начале этого года произошло объединение ВТБ24 и ВТБ, и Задорнов пересел в кресло руководителя банка «Открытие».

Как человек опытный, Михаил Михайлович в своих ответах порой дает достаточно «округлые» формулировки, призванные скрывать некие смыслы. Некоторые его мысли разбросаны по всему интервью, а если их сложить, то получаются интересные «картинки». Попробую в сжатом виде дать некоторые «картинки». И минимизировать цитирование Задорнова, чтобы не перегружать текст.

Прежде всего, как на протяжении всего интервью говорит Задорнов, в ближайшие годы произойдет резкая консолидация банковского сектора. Произойдет то, что классик в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» называл концентрацией и централизацией капитала, ведущей к образованию монополий. Задорнов определил некоторые характеристики консолидации банковского сектора

  1. Из 500 ныне действующих банков останется 200. Иначе говоря, 300 будет отправлено на «кладбище»
  2. В топ-15 (видимо, имеется в виду рейтинг российских банков по показателю активов) все «жильцы». Кандидатов на «кладбище» нет. Это даже не просто «жильцы». Они «бессмертные». На языке нормативных документов Банка России их принято называть «системообразующими банками».
  3. В топ-50 кандидаты на «кладбище» есть. Часть из тех, кто проходит под номерами от 16 до 50 будут отправлены на «кладбище». Впрочем, может быть, какие-то из «больных» могут быть направлены в «санаторий» на излечение (имеется в виду санация).

Задорнов признался, что пяти сотням российских банков сегодня на отечественном рынке тесно. А тесно потому, что экономика не демонстрирует экономического роста. В результате банки ничего не создают, а лишь перераспределяют. Хотя от себя добавлю, что в представленной Задорновым картинке не очень понятно, где причина, а где следствие. Задорнов акцентирует внимание на том, что консолидация банковского сектора обусловлена отсутствием экономического роста. Но ведь отсутствие оного в значительной мере обусловлено тем, что банки не участвуют в кредитовании реального сектора экономики.

Задорнов признает это, но причин такого банковского бездействия внятно не называет. А их, по большому счету, две.

Во-первых, банкам интереснее заниматься «финансовыми инвестициями», а проще говоря, операциями на финансовом рынке, спекуляциями. Во-вторых, предприятия реального сектора экономики не берут кредиты, которые имеют запредельно высокие процентные ставки. Предприятия кое-как перебиваются, либо занимаясь «самофинансированием», либо привлекая деньги с помощью размещения бумаг.

Но у названных двух причин есть, в свою очередь, первопричина, о которой Задорнов даже не заикается. Такой первопричиной является Центральный банк с его идиотской идеей «таргетирования инфляции», которая является обоснованием и оправданием запредельно высоких процентных ставок и сжатия денежной массы. На протяжении всего интервью Задорнов в своих глубокомысленных рассуждениях о будущем банковской системы России удивительно изящно обходит вопрос о Центробанке и его политике «таргетируемого удушения» российской экономики. Причиной всех бед у него является «отсутствие экономического роста». И на этом признании спасибо. Разве это не смелое заявление на фоне мантр господина Максима Орешкина о том, что российская экономика «оживает» и «развивается»?

Хочу напомнить читателю, что Михаил Михайлович со времен перестройки себя позиционировал как последовательный либерал, ратующий за дерегулирование экономики, сворачивание государственного сектора экономики, приватизацию и т.п. Но судьба распорядилась таким образом, что Задорнов на протяжении пятнадцати лет руководил банком, который был как раз не частным, а государственным. Произошла некая внутренняя эволюция взглядов Михаила Михайловича на экономическую роль государства, особенно в банковской сфере. Но по инерции он для всех остается либералом. И этот дуализм его сознания ярко проявился в интервью. Журналист задает Михаилу Михайловичу каверзный вопрос: «Если говорить о будущем банковского сектора, что нас ждет? Не будет ли тотального огосударствления, которого все боятся, в том числе за счет консолидации крупнейших?»

Ответ нашего либерала-банкира следующий:

Неужели прямо-таки все боятся? А что же тогда несут свои деньги в Сбербанк и ВТБ? С точки зрения рисков огосударствления этот разговор не является предметным. Почему? Мы знаем примеры эффективных компаний, находящихся в государственной собственности. Например, «Аэрофлот», Сбербанк, «ВТБ страхование», ВТБ24. ВТБ24, например, был прибыльным последние десять лет, его отдача на капитал в последние годы — свыше 30%. Прибыль «ВТБ страхования» по итогам 2017 года будет более 20 млрд рублей по МСФО. Следовательно, государство может эффективно управлять бизнесом в финансовой сфере…

«Если банк частный, — добавил Задорнов, — он автоматически становится более эффективно управляемым? Ничего подобного. Есть, как мы видим, примеры крайне неэффективного управления частными собственниками — с безусловным стремлением по итогу передать сформированные убытки партнеру или государству, дабы избежать экономической ответственности за собственную неверную бизнес-политику».

Но, вдруг Задорнов, вспомнив, чего от него хотят «вышестоящие товарищи», которые его поставили на ответственный пост, неожиданно заявляет:

Хотя в целом, опираясь на собственные убеждения и опыт, соглашусь: в конечном счете частный бизнес эффективнее государственного.

Экономический либерал Задорнов окончательно запутался. Впрочем, думаю, что это шизофрения, присущая большинству наших либералов: думают они одно, а говорить должны всегда другое. Тут Задорнов «прокололся».

Впрочем, коллега Задорнова по «цеху» Герман Греф постоянно допускает в своих публичных выступлениях «оговорки по Фрейду». Пока все сходит с рук. Свои «оговорки» Греф искупает делами. Например, активным участием в экономических санкциях против России на стороне Запада.

Задорнов свои оговорки насчет «эффективности государственной формы собственности» попытался искупить тут же на месте, в интервью. Вернувшись к теме «консолидации банковского сектора России», Михаил Михайлович выразил надежду, что умершие российские банки освободят место для иностранных банков:

Надеюсь, будут расти новые банки, будет приходить новый иностранный капитал, может быть, не всегда из Европы — из азиатских стран.

Как видим, тут либералы (Задорнов, Греф, Набиуллина, Кудрин и т.д.) едины в мнении, что консолидация банковского сектора России – не более, чем подготовка площадки для «долгожданных иностранных гостей». Имеются лишь небольшие расхождения в том, кого надо приглашать. Тот же Греф, который является членом совета директоров «JP Morgan Chase» наверняка желает в первую очередь видеть в России именно этот банк. Втайне он, наверное, мечтает, чтобы при этом Сбербанк поменял свою вывеску и стал бы называться «JP Morgan Chase Russia». А вот Михаил Михайлович больше симпатизирует китайским и японским банкам, с коими он очень даже подружился в бытность руководителем ВТБ24.

К разряду положительных идей Задорнова следует отнести его мысль о том, что хаос и беспредел в банковской системе следует искоренять не с помощью принятия новых законов, а путем исполнения тех, кои уже приняты. Все-таки позволю процитировать Задорнова:

Но, с моей точки зрения, в России сейчас не хватает вовсе не новых законов. Может быть, мы даже слишком много принимаем их сейчас. В России сейчас не хватает нормального применения уже существующих законов. Просто мы не привыкли в целом ряде случаев даже на бытовом уровне их исполнять. Из всего сказанного выше следует: собственники, менеджмент банков должны абсолютно четко понимать свою ответственность — материальную, административную, уголовную — за нанесение сознательного ущерба. 

Полностью подписываюсь под этим тезисом нового руководителя «Открытия». Но с небольшим дополнением. Такую ответственность должны нести банкиры всех уровней, включая Центральный банк Российской Федерации. Уже есть отдельные примеры привлечения к ответственности банкиров из частных кредитных организаций (тот же Задорнов называет «Внешпромбанк», банк «Клиентский»). А вот случаев привлечения к ответственности сотрудников и руководителей Банка России мы что-то припомнить не можем. Центробанк остается «священной коровой». Его руководители и сотрудники обладают таким «иммунитетом», коему могут позавидовать дипломаты и парламентарии. Должна быть также материальная (экономическая) ответственность Банка России. Он должен покрывать за счет своих резервов (а они у него немалые, исчисляются триллионами рублей) убытки коммерческих банков и их клиентов, возникающие в результате неправильных решений финансового регулятора. А без полной вертикали ответственности в банковской системе предложения банкира Задорнова становятся пустым звуком.

План Кудрина: повышение налогов, пенсионного возраста, цен на лекарства

Очень правильным является тезис Задорнова насчет того, что общество (да и другие банки) должно все-таки понимать, чем обусловлены решения финансового регулятора по отзыву у банка лицензии и проведению санации. И тут Михаил Михайлович совершенно правильно признает, что есть всего два базовых варианта причин: «Общественности важно знать, это бизнес-проигрыш или же это сопряжено с мошенничеством собственников или менеджмента». По поводу банков «Югра», «Открытие», «Бин», «Промсвязьбанк» мы до сих пор не получили от Центробанка внятного ответа, что стояло за каждой из четырех банковских историй: бизнес-проигрыш или мошенничество.

Что ж, Задорнов встал у руля банка «Открытие» и со временем он, наверное, лучше, чем кто-либо другой сможет разобраться во всей истории банка. Так что ждем от Михаила Михайловича ответ на вопрос: бизнес-проигрыш или мошенничество? А если второй вариант, то чье мошенничество: собственников, менеджмента или совместное мошенничество на основе сговора?

https://tsargrad.tv/articles/nekotorye-otkrovenija-bankira-mihaila-zadornova_106950

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов. Некоторые откровения банкира Михаила Задорнова"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
С.М.
Гость
С.М.
28 дней 5 часов назад

Если , слушая и смотря ,на Улюкаева хотелось плакать, то, слушая и смотря на Орешкина, хочется рыдать.

wpDiscuz

Смотрите также