08-эзот

Валентин Катасонов. БАНКОВСКАЯ «ЭЗОТЕРИКА» В РОССИЙСКОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ

Эзотеризм, эзотерика — совокупность знаний, сведений, недоступных непосвящённым, несведущим в мистических учениях людям, особых способов восприятия реальности, имеющих тайное содержание.

Википедия

 

Противоречия в банковском законодательстве России носят системный характер…

 

Те вопросы, которые я поднимаю в своих статьях по финансово-банковской тематике, часто рождаются не в моей голове. Их мне задают в аудиториях и в частных беседах. Один из таких подброшенных мне вопросов звучит так: почему в законодательных и иных нормативных документах, относящихся к банковской деятельности, всячески избегается слово «кредит»? Изредка, конечно, это слово «выскакивает» в документах, но, как правило, в каких-то статьях и параграфах второго и третьего плана.

Действительно, это так. Возьмем Федеральный закон «О банках и банковской деятельности». В статье 1 «Основные понятия настоящего Федерального закона» находим определение банка: «Банк — кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц».

Итак, банк назван кредитной организацией, но при этом в перечислении банковских операций кредитные операции почему-то не названы. Вместо этого использована витиеватая формулировка: «размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности». А это может быть и выдача кредитов, и размещение средств на депозитах других коммерческих банков (или даже Центробанка), и вложение денег в долговые бумаги (государственные и корпоративные). Если вчитываться в определение банка, то в нем акцент сделан на такой стороне его деятельности, как «привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц». Но тогда следовало бы синонимом слова «банк» сделать термин не «кредитная организация», а «депозитная организация».

В Федеральном законе «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» также видно стремление авторов документа избегать применительно к коммерческим банкам слово «кредит», «кредитные операции», «кредитная деятельность». Так, в статье 59 указанного закона читаем: «Банк России… выдает кредитным организациям лицензии на осуществление банковских операций». Никаких словосочетаний типа «лицензии на осуществление кредитных операций» в законе мы не найдем.

Может быть, стоит поискать более конкретные и откровенные формулировки, касающиеся банковских операций, в подзаконных актах Банка России? Полистаем, например, Инструкцию Банка России от 2 апреля 2010 г. №135-И «О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций». Находим в документе главу 8 «Порядок выдачи кредитной организации, созданной путем учреждения, лицензии на осуществление банковских операций». В ней, в свою очередь, имеется ссылка на приложения, содержащие перечень видов банковских операций (право на совершение которых дает лицензия Банка России). Вот базовый набор этих операций:

Привлечение денежных средств юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок).

Размещение привлеченных во вклады (до востребования и на определенный срок) денежных средств юридических лиц от своего имени и за свой счет.

Открытие и ведение банковских счетов юридических лиц.

Осуществление переводов денежных средств по поручению юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам.

Инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц.

Выдача банковских гарантий.

Осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

Итак, семь видов банковских операций. Развернутый и дополненный перечень того, что содержится в статье 1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Опять же, отсутствует такой вид операций, как «выдача кредитов», а вместо этого имеется не очень внятная формулировка: «Размещение привлеченных во вклады (до востребования и на определенный срок) денежных средств юридических лиц от своего имени и за свой счет».

Это тем более удивительно, что кредит, согласно Гражданскому Кодексу РФ, может предоставляться только «банком или иной кредитной организацией» (статья 819). Согласно многочисленным комментариям к данной статье, кредит тем и отличается от займа (другая форма ссуды), что право на его выдачу имеют только те организации, которые имеют на это лицензию Банка России. Заем также предполагает передачу денег на возвратной основе, но для этого лицензии не надо. По сути, любой человек может дать другому человеку деньги взаймы, не испрашивая на это разрешения (лицензии) Банка России.

Кредитная деятельность российских банков сегодня характеризуется следующими показателями (данные Банка России). Объем кредитов, предоставленных юридическим лицам-резидентам и индивидуальным предпринимателям в рублях, по видам экономической деятельности и отдельным направлениям использования средств на 1 октября 2017 года составил 24.942 млрд. руб. Объем кредитов, предоставленных физическим лицам в российских рублях и иностранной валюте на ту же дату, составил 6.354 млрд. руб. Итого, получается примерно 31,3 трлн. руб.

В прошлом году, по данным Росстата, объем ВВП России составил 86 трлн. руб. Таким образом, кредиты банков составляют в настоящее время более 36% ВВП. Общий объем размещенных банками средств составил 40,2 трлн. руб. Получается, что более ¾ всех размещенных банками средств – кредиты. С учетом приведенных цифр действительно можно сказать, что российские банки – кредитные организации (а не, скажем, инвестиционные, как например, многие американские банки, которые размещают средства преимущественно в ценные бумаги).

И с учетом приведенной статистики тем более удивляет, что кредитная деятельность банков, которая составляет суть российского банковского дела, оказалась обделенной вниманием со стороны наших законодателей. В Гражданском Кодексе РФ из 1551 статьи кредиту посвящены лишь три короткие статьи (819-821). В законах «О банках и банковской деятельности» и «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» законодатели постарались вообще обходиться без таких ключевых понятий банковской деятельности, как «кредитная деятельность», «кредитные операции», «лицензии на осуществление кредитных операций».

По сути, мы имеем дело с тем, что можно назвать «банковская эзотерика». Что это такое? Википедия дает следующее определение: «Эзотеризм, эзотерика — совокупность знаний, сведений, недоступных непосвящённым, несведущим в мистических учениях людям, особых способов восприятия реальности, имеющих тайное содержание». В законах и нормативных документах по банковской деятельности содержится масса намеков и тайных фраз, которые понятны только «профессиональным банкирам». А те, безусловно, считают себя «посвященными».

Любое слово лапидарных и не очень понятных «внешним» пользователям формулировок «посвященные» банкиры могут развернуть в обширные трактаты. Но для того и пишутся законы, чтобы никто из «внешних» ничего не понял. Не надо объяснять, что пишут законы и инструкции по банкам также «посвященные», причем отличающиеся высоким профессионализмом. Писать всегда труднее, чем читать и понимать.

Поскольку имею некоторый опыт разработки нормативных документов (в том числе в Банке России), могу предполагать, что делались и продолжают делаться всяческие усилия со стороны определенных «групп интересов», чтобы сделать кредитную деятельность банков максимально теневой. То есть, минимизировать регламентацию кредитных операций на уровне федерального законодательства и предоставить максимально широкий «маневр» для Банка России.

Практически кредитная деятельность коммерческих банков, находящихся под Банком России и составляющих  второй уровень банковской системы страны (она у нас двухуровневая), полностью выпадает из-под контроля государства. Это чревато серьезными последствиями. Во-первых, появляется питательная почва для выстраивания коррупционных отношений между Центробанком как финансовым регулятором и банками как кредитными организациями. Во-вторых, кредитные операции банков, осуществляемые без учета национальных интересов России и фактора национальной экономической безопасности, могут стать детонатором серьезнейшего банковского кризиса, который, в свою очередь, может перерасти в общеэкономический кризис. Причем банковский кризис может начаться стихийно, а может быть спровоцирован финансовым мегарегулятором (у меня, например, нет никакого сомнения, что валютный кризис в декабре 2014 года был спровоцирован Банком России).

Пытаясь понять замысел авторов законов и других нормативных актов, которые всячески пытались избегать слов «кредит», «кредитная деятельность», «кредитные операции», думаю, выскажу еще одну версию. Они не хотели выпячивать то обстоятельство, что коммерческие банки в создаваемой в России денежно-кредитной системе будут осуществлять денежную эмиссию. А такая деятельность коммерческих банков незаконна с точки зрения Конституции Российской Федерации.

В сто первый раз процитирую формулировку из статьи 75 Конституции: «1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются». Статью 75 дополняет пункт «ж» Статьи 71, который гласит, что денежная эмиссия находится в ведении Российской Федерации. А Российская Федерация, согласно статье 1, это государство. В последующих статьях раскрывается устройство этого государства. В той же статье 75 однозначно определяется, что ЦБ РФ – орган государства.

Я об этом еще раз напоминаю в той связи, что законы и подзаконные акты, относящиеся к сфере денежно-кредитных отношений, «тихой сапой» подрывают положения Конституции о монополии государства на эмиссию денег. Во-первых, потому, что они размывают государственный статус Центрального банка (об этом я уже писал и повторяться не буду). Во-вторых, потому, что они дают возможность заниматься эмиссией денег негосударственным организациям в лице коммерческих банков. Любой грамотный экономист и финансист прекрасно понимает, что, предоставив частным банкам право выдавать кредиты, государство создает для них (банков) искушение создавать новые деньги.

Сегодня в мире нет товарных денег (золотых и серебряных), все они кредитные. Думаю, что законы писали профессиональные люди, которые понимали, что концы с концами свести не получится. С одной стороны, Конституция РФ, которая устанавливает государственную монополию на эмиссию денег. С другой стороны, создание системы коммерческих банков, которые не могут не создавать новых денег (кто же откажется от такой привилегии?). Но ведь коммерческие банки – институты частные. И делать банковскую систему государственной – значит вступать в противоречие с идеологией воцарившегося в стране экономического либерализма.

Вот поэтому разработчики законов и подзаконных актов, не будучи в состоянии преодолеть возникшее противоречие, решили замазать его с помощью мутных формулировок. Они дошли до того, что постарались вообще избежать упоминаний того, что банки занимаются кредитной деятельностью. Ведь для грамотного экономиста это почти то же самое, что создание новых денег. А чтобы не «подставлять» лицензионную деятельность Центробанк, придумали формулировки, что лицензии выдаются для «размещения средств…».  Ведь формулировку «лицензия на осуществление кредитных операций» банковские эзотерики понимают совершенно верно: это разрешение на делание новых денег.

В качестве примера того, как разработчики законов пытались замазывать «дыры», приведу статью 29 Федерального закона о Центробанке: «Эмиссия наличных денег (банкнот и монеты), организация их обращения и изъятия из обращения на территории Российской Федерации осуществляются исключительно Банком России».

Замечательно! Статья 29 подтверждает положение статьи 75 Конституции РФ, но лишь частично. В ней речь идет о наличных деньгах. А где же подтверждение в законе о Центробанке положения Конституции в части, касающейся безналичных денег? – Вы такой статьи в законе о Центробанке не найдете. Это противоречит замыслу тех «архитекторов» денежно-кредитной системы России, которые запланировали создать в нашей стране частную банковскую систему.

Приведу еще кое-какие последние цифры, взятые с сайта Банка России. По состоянию на 31 декабря 2016 года валюта баланса (суммарная величина активов и такая величина пассивов) Центробанка составила 29,0 трлн. руб. Нас в балансе интересуют цифры, относящиеся к денежной эмиссии. Вот они (трлн. руб.): наличные деньги в обращении – 8,8; средства на счетах в Банке России – 10,0. Последний показатель характеризует масштабы безналичной денежной эмиссии Банка России. Общая сумма наличной и безналичной денежной эмиссии Центробанка составила 18,8 трлн. руб. (остальные примерно 10 трлн. руб. пассивов – капитал Банка России).

А теперь заглянем на публикуемые Банком России показатели денежной массы в российской экономике. Общая сумма наличных и безналичных денег измеряется с помощью денежного агрегата М2. Он составил 38,4 трлн. руб. Это сумма почти на 20 трлн. руб. превышают величину всей денежной эмиссии Центробанка. А это и есть там «теневая» эмиссия, которая возникает в результате кредитной деятельности коммерческих банков и действия так называемого денежного мультипликатора. Имеет место создание денег «из воздуха».

Такая финансовая алхимия усиливает неустойчивость банков (снижается процент покрытия обязательств кредитных организаций), растет риск возникновения банковского кризиса. Даже Центральный банк не очень способен управлять процессом создания денег в банковском секторе. А государство вообще отстранено от такого управления. А ведь создание и обращение денег – стратегически важная система жизнеобеспечения страны, подобная системе создания и обращения крови в человеческом организме.

Тут надо наводить порядок. И, прежде всего, решить задачу-минимум – добиться того, чтобы выполнялась статья 75 Конституции Российской Федерации. А ее выполнение возможно при двух условиях. Во-первых, Банк России должен стать органом государственной власти — как это предусматривает Конституция РФ, и чего до сих пор нет. Во-вторых, кредитные организации, составляющие второй уровень банковской системы страны, должны стать государственными. Либо при сохранении банками частной формы собственности им следует категорически запретить денежную эмиссию. Это не будет означать запрета на кредитные операции, но кредиты будут выдаваться только с использованием тех денег, которые созданы Центробанком.

http://www.iarex.ru/print/54822.html

 

Отправить ответ

1 Комментарий на "Валентин Катасонов. БАНКОВСКАЯ «ЭЗОТЕРИКА» В РОССИЙСКОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ"

avatar

Sort by:   newest | oldest | most voted
Kostyan
Гость
Kostyan
4 дней 3 часов назад

Статьи шикарные! В статье присутствует опечатка размерности денежной единицы (заменить млрд. на трлн.): «Объем кредитов, предоставленных юридическим лицам-резидентам и индивидуальным предпринимателям в рублях, по видам экономической деятельности и отдельным направлениям использования средств на 1 октября 2017 года составил 24.942 млрд. руб. Объем кредитов, предоставленных физическим лицам в российских рублях и иностранной валюте на ту же дату, составил 6.354 млрд. руб. Итого, получается примерно 31,3 трлн. руб.»

wpDiscuz

Смотрите также