27РУПЬ

УКРЕПЛЕНИЕ РУБЛЯ: «ЗА» И «ПРОТИВ»

Фрагмент обзорного материла сайта ЭФИР24 «События недели: почему укрепляется рубль, сигареты промаркируют, по ОСАГО — только ремонт» с комментарием Председателя РЭОШ В. Ю. Катасонова

20 марта министр финансов Антон Силуанов заявил, что курс рубля к доллару должен быть ниже текущего на 10-12%. В конце января Минфин уже называл курс рубля завышенным и предлагал девальвировать национальную валюту на 10%.

«Считаю, что он переукреплен от фундаментальных значений где-то на 10-12%», — сказал Силуанов, отметив, что Минфин в рамках текущих казначейских обязательств уже купил около $500 млн для будущих нужд.

По словам министра, у бюджета есть еще потребность в валюте для выполнения обязательств по внешним валютным обязательствам.

Он также заявил, что о реалистичности достижения уровня инфляции в 4% к концу 2017 года.

«Мы имеем сейчас 4,4% инфляцию накопленную. Поэтому есть все основания говорить, что уровень 4% инфляции вполне реалистичен на конец текущего год», — сказал министр, уточнив, что ведомство не заинтересовано в уменьшении инфляции ниже этого показателя.

Минэкономразвития России считает текущий курс рубля к доллару завышенными. Ведомство объяснило это временными факторами, рассказала директор департамента макроэкономического анализа и прогнозирования министерства Полина Бадасен.

Укрепление рубля произошло из-за притока капитала в страны с формирующимися рынками в начале этого года, отметила она. «Россия здесь не стала исключением», — сказала Бадасен.

Второй причиной стала сезонность текущего счета платежного баланса России, которая сейчас складывается в пользу укрепления рубля, потому что традиционно импорт в первые месяцы года ниже, чем в последующие.

По ее мнению, все перечисленные факторы носят временный характер. «Также, по нашим оценкам, не следует говорить об однозначном негативном воздействии укрепления курса рубля на российскую промышленность», — отметила Бадасен.

В Совете Федерации считают, что для обеспечения стабильности валютного рынка Банку России следует заморозить обменный курс рубля.

В свою очередь глава Сбербанка заявил, что не ожидает больших колебаний национальной валюты. «Если не будет каких-то геополитических коллизий и новых «черных лебедей», я бы точно не ожидал каких-то очень больших колебаний. Я думаю, что порог колебаний на уровне 57-60 рублей за доллар», — сказал Греф. По его словам, «самая правильная стратегия — жить спокойно и не переживать на эту тему».

Греф добавил, что Сбербанк ориентируется на экспертную оценку, согласно которой во II–III кварталах 2017 года нефтяные цены будут расти, а в IV квартале держаться на уровне $50 за баррель.

При этом глава Сбербанка отметил, что «в последнее время цена на нефть так, как раньше не коррелируется с курсом».

Для снижения зависимости российской казны от колебаний нефтяных цен Минфин и ЦБ проводят валютные интервенции. Они закупают иностранную валюту на сумму, которая определяется как разница от оценки нефтегазовых доходов федерального бюджета. Так, с 7 марта по 6 апреля планируется потратить 70,5 миллиарда рублей на покупку иностранной валюты на внутреннем рынке.

 

По словам профессора кафедры международных финансов МГИМО, доктора экономических наук, член-корреспондента Академии экономических наук и предпринимательства Валентина Катасонова, к сожалению, у нас в верхнем эшелоне власти нет людей, которые действительно бы смотрели на экономику с позиции общенациональных, а не каких-то региональных, ведомственных и узкогрупповых интересов.

Вопрос валютного курса — это, действительно, ключевой вопрос сегодня в условиях финансовой глобализации, в условиях, когда все страны, включая Россию, глубоко оказались втянутыми в мировую экономику и различные товарные и финансовые рынки. Это становится сегодня главной проблемой всех этих стран. На самом деле, для того, чтобы развивать экономику, необходимо иметь стабильный рубль, стабильную национально-денежную единицу. Если в экономике нет стабильной национально-денежной единицы, то никакое экономическое развитие, по большому счету, невозможно. Возможны некоторые отдельные фрагментарные успехи, но в целом такая экономика не в состоянии обеспечивать пропорциональное гармоничное скоординированное развитие всех ее частей.

У нас нет людей, которые бы действительно мыслили масштабно с позиции национальных и государственных интересов. Говорить о том, что понижение или повышение курса  — это хорошо, — это некое безумие. В 1944 году, когда сорок четыре делегации собрались на Бреттон-Вудской конференции и обсуждали, как должен выглядеть послевоенный мир, в частности, касающийся финансов, ни у кого не было сомнений, что для того, чтобы поднять разрушенные страны, необходим фиксированный валютный курс. Это аксиома.

Сегодня уже настолько всем мозги закомпостировали, что одни говорят — надо повышать, другие — надо понижать. Нет, это как в медицине — если у человека скачет артериальное давление, то он не только не может выполнять какие-то трудовые функции, проявлять свою активность, он просто будет лежать. Поэтому медики вам скажут, и не только медики, но и пациенты, что лучше уж иметь устойчивое низкое давление или устойчивое высокое давление, но когда начинаются колебания — это самое плохое. А у нас нет таких механизмов, которые позволили бы нам избавиться от так называемой волатильности рубля. То же самое можно сказать про волатильность евро, американского доллара и так далее, о фиксированных валютных курсах.

Когда некоторые политики говорят о том, что нам выгоден пониженный курс рубля, они фактически признают, что мы и дальше будем развиваться, как страна, которая ориентирована на внешние рынки, которые зависят от конъюнктуры внешних рынков. К тому же это страна, которая не возвращает валютную выручку по курсу экспорта сырьевых товаров. Это модель сырьевой экономики.

Надо понимать, что заниженный курс денежной единицы — это фактически означает субсидирование экспорта. Это понятно даже грамотному студенту. А субсидирование экспорта за счет чего? А за счет того, что происходит перераспределение общественного продукта за счет тех секторов экономики, которые не участвуют в этом внешнеторговом обмене.

Фактически заниженный курс рубля — это ограбление всей страны, за исключением экспортноориентированных секторов ее экономики, отметил Валентин Катасонов.

 

http://efir24.tv/all-news/society/301414_events_of_the_week_why_the_ruble_strengthened_cigarettes_promarkers_for_insurance_only_repair/

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также