3а4

Самовоспроизводящийся вирус вседозволенности – либерализм или угроза эпохи разрушения

Происходящие сегодня в мире процессы – их глубина и фундаментальность – не могут быть в полной мере осознаны с позиций геополитики, геоэкономики и финансов, философских и цивилизационных войн… Сегодня идет настоящая духовная война. С одной стороны – древняя Русь, православная цивилизация (отстаивающая настоящие христианские ценности, правду, справедливость, любовь), с другой – царство либерализма-западнизма (с опорой на мамону в финансовом капитализме и богоборчество). Первичен дух, невидимая сфера – перерастающая затем в идеологию. Материальный мир вторичен – только понимание этого зарыто глубоко.

Недавно проведенное профессором, доктором политических и социологических наук А.Г.Дугиным масштабное исследование эволюции философской мысли Западного мира, а затем и всей планеты – результаты которого изложены в книге «В поисках темного логоса» (2012) [1], а также в пятитомнике Ноомахии – Войны ума [2,3,4,5,6] служат свидетельством очень беспокойной тенденции в умах западного человека. Основываясь на анализе всех самых значимых философских работ за последние 2500 лет, профессор пишет, что Запад погружается в царство Диониса – бога хаоса и безумия. И что, возможно, помимо поиска Темного Логоса (образ мышления) там задумываются о Логосе Черном, к которому склонен западный мир (то есть речь идет на полном серьезе о спуске в царство тьмы).

Эра хаоса и глобальной трансформации – вот что нас ждет, по крайней мере, в первой половине XXI века.

Такое развитие имеет следствием совокупность кризисов – глобальный финансово-экономический кризис, войны («арабская весна», Сирия, Иран, Украина…), столкновения, конфликты, протестные движения (Гонконг, Фергюсон…), культурный и духовный кризис… [7]

То, что формирует наше сознание, определяет модель поведения, лежит в основе формируемых массами людей социально-цивилизационных процессов – есть определенные матрицы, образующие группы совокупностей стереотипов.

Как правило, в основе массового/коллективного сознания живет какая-то значимая мощная идея. И даже если такая идея не видна или можно сказать, что ее нет, это значит, что в сознании живет пустота, сама по себе так же выступающая идеей («ничто ничтожит», как говорил Хайдеггер). Там также может лежать идея хаоса, что представляет исключительный интерес, но пока выходит за рамки нашего исследования.

В основе массового мышления западного человека сегодня превалирует идея либерализма. Ее даже можно назвать вирусом. Вирус либерализма – глубокая психологическая и идеологическая вещь, играющая на крайних чувствах человека. Это как приманка, соблазняющая человека на пересечение крайней черты.

В данной работе представлена только попытка нащупать стержневые элементы глобального вируса разрушения, основанного на либерализме.

Есть еще одно допущение. Помимо объективно происходящей трансформации мира, наступления эпохи постмодерна, развития постиндустриального общества и информационного/цифрового времени, важно уметь вычленять соответствующих выгодоприобретателей, провокаторов и усилителей этих процессов. В последнее время субъективный фактор приобретает особое актуальное значение. Так, например, профессор, доктор физико-математических и политических наук Степан Сулакшин пишет о целенаправленности когнитивной агрессии против России [8, стр.13].

 

Либерализм – игра на крайних чувствах

Любая система имеет свои крайние проявления, где проступают пороговые черты, за которыми начинается зона кризиса. Говоря о либерализме, здесь крайняя свобода приводит к выходу за рамки традиционных ценностей.

Описательная часть явления либерализма приводилась нами ранее [9]. Главный смысл: либерализм – это свобода греха, свобода делать что угодно. Здесь мы попытаемся нащупать основные системообразующие элементы этого явления, проникающие в наше сознание и меняющие его.

Либерализм, как стремление к крайней свободе играет на человеческих слабостях. И это хорошо видно, если посмотреть на смертные грехи. Тщеславие, гордость, блуд, гнев, уныние, печаль, сребролюбие, чревоугодие [10] – все они находят свое крайнее проявление в человеческой жизни, примеров чему нет числа. Но и все они возможны при преобладании в сознании стереотипа/установки «крайней свободы».

Если продолжать дальше, то либерализм, экономический либерализм (капитализм) – это та же религия, вера.

Религия (от лат. religio – благочестие, набожность, святыня, предмет культа) – мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, «священного», то есть той или иной разновидности сверхъестественного.

Вот что пишет по этому поводу ведущий русский мыслитель, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова, доктор экономических наук, профессор МГИМО Валентин Катасонов:

Любая религия насчитывает пять основных признаков:

1) мировоззрение;

2) мироощущение;

3) соответствующее поведение;

4) специфические действия (культ);

5) вера в существование богов (одного или нескольких) и сверхъестественное («священное») – вера, которая является основанием первых четырех признаков.

Капитализм имеет все перечисленные выше признаки и без всяких натяжек может называться «религией».

Самым главным в любой религии является пятый признак. Капитализм как религия в этом отношении не представляет исключения. Она зиждется на вере в мамону – бога богатства (денег) и его чудодейственную силу. Отдельные авторы, обращающие внимание на современный капитализм как духовное явление, для обозначения религии капитализма используют термины, привязанные к названию ее бога: «религия денег», «религия мамоны», «мамонизм».

Нелегальный статус религии денег позволяет ей беспрепятственно проникать во все институты гражданского общества, использовать их в своих целях и подчинять себе. Более того, такой статус позволяет ей эффективно внедряться в церковные институты других религий, также действовать под прикрытием таких институтов, вызывая при этом невидимые и необратимые мутации других религий, приводя их в полный упадок.

В качестве примера можно привести ситуацию с католицизмом в Испании. Вот что пишет протоиерей Олег Стеняев: «Мой знакомый-священник недавно посетил Испанию, которая некогда считалась в Европе самой религиозной страной. Он удивился, что испанцы не ходят в храмы. Когда он стал их расспрашивать об этом, они сказали, что их Бог – это частная собственность. Он слышал это от нескольких человек и понял, что это устоявшееся в обществе мнение о приоритетах их жизни».

Мировоззрение любой сформировавшейся религии выражается в чеканных формулировках ее догматов. В религии денег таких догматов много, они уже существуют как непререкаемые истины и аксиомы несколько сот лет, зафиксированы в разных теориях, доктринах, партийных программах, других политических документах, конституциях и законах. На каждый догмат имеется бесчисленное множество толкований и комментариев в виде «научных» монографий и учебников. Большое количество государственных и негосударственных институтов следят за тем, чтобы догматы религии денег сохранялись в своей «чистоте» и чтобы никто не смел в своей личной и общественной жизни отклоняться от их соблюдения. Все не признающие и не соблюдающие эти догматы на Западе оказываются изгоями и маргиналами, не только лишенными социального статуса, но и преследуемыми.

Таким образом, на Западе сформирован определенный ценностной дискурс, в котором заложена, прежде всего, первичность «религии денег» [11]. Это часть вируса, принадлежащая культивации Сребролюбия. Сребролюбие – корень всех зол и очень сильный импульс для расширения всех прочих грехов.

Следующий важный грех – Чревоугодие – также берет начало в максимизации прибыли, когда крупные производители ставят своей целью не обеспечение населения только необходимыми благами, а сосредотачиваются на вытягивании из населения максимального количества денег через «заражение» его вирусом потребительства. Замечательное исследование проблем общества потребления провел французский социолог Ж.Бодрийар [12].

Тщеславие и Гордость – есть результат гордыни и эгоизма, которые культивируются крайней свободой. Отсутствие рамок для внутренней энергии человека приводят к аномальным проявлениям взращивания своего эго, что, в конечном счете, также ведет к разрушению. Значимую роль – как канал, ретранслятор таких крайних проявлений – играет Голливуд, служащий фабрикой распространения культурных ценностей западного мира.

Тщеславие и гордость не только усиливают атомарность индивида – иллюзию независимости, но также расщепляют традиционные ценности – например, такие как институт семьи.

Схожее объяснение находится и для такого греха как Блуд. Помимо растраты человеческой энергии и здоровья, разрушения семейных ценностей и энергетической целостности людей, этот грех приводит и к гендерным нарушениям. На Западе, сегодня например, становится совершенно нормальным отстаивать права однополых «меньшинств» (в ряде стран это даже стало приоритетом национальной политики), проводить операции по смене пола и даже внедрять в жизнь практику среднего пола, когда ребенок должен сам определиться с тем, какого пола он хочет быть. Мы не будем здесь далее вдаваться во все виды извращений Традиции, которые самовоспроизводятся и расширяются на Западе. Отметим только главное – все это стало возможным после того, как Запад отвернулся от Бога как от Абсолютной ценности.

Уныние и Печаль – следствия сильной энтропии, опустошения, потери энергии. Отчасти это следствие других грехов – уныния и гордости, эгоизма. Крайние их проявления приводят к самоубийствам. Например, в «развитой и демократической» Швеции самая большая в мире статистика смертности от самоубийств. Человек, зараженный этими греховными страстями, думает так: «Я самый великий, умный, красивый. Мне никто не нужен, потому что я лучше всех… Почему же меня все бросили… мне так плохо».

 

Некоторые характеристики вируса

– Двойное дно. С одной стороны мы видим красивую внешнюю оболочку – как в рекламе – и первичные приятные ощущения от получаемого «блага». С другой стороны наступает расплата – оборотная сторона медали. Такой эффект получается при погружении человека в область каждого из приведенных выше грехов.

Так, нас соблазняют взять кредит – получить заветные деньги, но никто не говорит о масштабе последствий – той же сумме и значительных процентах, выплата которых всегда связана с колоссальными усилиями и потерями.

Любая реклама, играя на наших чувствах, затягивает, принуждает нас сделать то, что, в общем-то, нам не так уж и нужно. У них цель – это выбить из нас деньги. Но насколько это нужно нам? Такой вопрос, как правило, люди задают себе уже после совершенной покупки. Расплата также наступает потом.

– Мираж получения желаемого минимальными усилиями (воздействие на такую человеческую слабость как лень). Однако бесплатный сыр может быть только в мышеловке.

– Сохранение негативного опыта в тени. Никто никогда не рассказывает о последствиях, а на передовую выставляется то «необходимое и замечательное», что можно получить здесь и сейчас.

– Компенсация собственных недостатков или ущербностей, а также недовольства, чувства несправедливости путем реализации предлагаемых возможностей вирусом либерализма.

Вот что пишет Исраэль Шамир [18], давая характеристики либерализму: «понимание идеологичности агрессивного либерализма победило в научных кругах лишь в последние годы, не без помощи американских войн во Вьетнаме, Ираке, Афганистане. Либерализм стал четкой и оформленной идеологией, требующей повсеместно выполнения одних и тех же установок… Многое зависит от того, вы едите или вас едят».

– Права человека (то есть отрицание прав коллектива – атомизация общества).

– Защита меньшинств (отрицание прав большинства).

– Частная собственность на СМИ (исключительное право капитала на формирование общественного мнения).

– Защита однополых отношений (ликвидация семьи, что повышает отдачу от работника).

– Антирасизм (отрицание предпочтительных прав коренного населения, что позволяет импортировать дешевую рабочую силу и помогает иностранным корпорациям действовать на чужой территории).

– Пропаганда экономической самостоятельности (запрет на социальную взаимопомощь).

– Отделение Церкви от государства (свобода антихристианской пропаганды и запрет христианской миссии в общественной сфере).

– Выборная форма правления («демократия»), ограниченная согласием народа и властей с доминирующим дискурсом. Если ты не согласен с вышеуказанными принципами, то твой голос не считается, а если согласен – то неважно, за кого ты проголосуешь [18].

 

 

К чему это ведет – опыт древнего Рима

В языческом Риме первых веков – полная бездуховность жизни делала ее бессмысленной, душе не за что было уцепиться, чтобы отвлечься от мыслей о самоубийстве – пишет русский мыслитель Виктор Тростников [13]. Ложиться в ванну и вскрывать вены стало модой в верхнем слое общества, что же касается черни, то в ней чувство пустоты существования заглушалось предоставлением «хлеба и зрелищ». Но это было временное сдерживание, потому что требовало огромных расходов. Раньше они покрывались за счет награбленного в захватнических войнах, но после того, как расширение Империи, достигнув своих естественных границ, прекратилось, этот источник пополнения казны иссяк, и возник кризис.

Первопричиной кризиса античного мира был характерный для всякого языческого общества, но в позднем Риме достигший своего апогея культ плоти. Еще у греков национальными героями были победители Олимпийских игр. Но у них соревнования и ристалища заканчивались, по крайней мере, бескровно. Римлян это уже не удовлетворяло, обладатель более совершенного тела должен был доказать свое превосходство над противником самым убедительным образом – убив его.

Только физическое уничтожение одной плотью другой полоти по-настоящему возбуждало толпу и вызывало ее восторг. Кровавых зрелищ устраивалось все больше, амфитеатры возводились во всех городах.

Главной заботой римского гражданина была забота о собственном теле – его всячески ублажали, холили и лелеяли, применяя для этого дорогие мази и благовония. Богачи соревновались друг с другом в изысканности кухни, в искусстве своих поваров, в роскоши и комфорте, а для простого народа открывались бесплатные бани (термы).

Поставив на первое место в своей шкале ценностей телесные наслаждения, античная цивилизация искала все более уточенные способы угождения плоти и закономерно пришла к половым извращениям, которые получили широчайшее распространение. У Платона можно найти даже философское обоснование некоторым особенностям не уместным для описания здесь (диалог «Пир»). Английский писатель и публицист Честертон (1874 – 1936) был убежден, что гибель античного мира была небесной карой новым Содому и Гоморре – история здесь повторялась, только методы были другие: тогда Бог низвел с неба серный огонь, а теперь наслал с востока варваров.

«Называя себя мудрыми, обезумели… и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела; они заменили истину Божию ложью и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение» (Рим., 1: 22 – 27).

Сегодня ситуация не сильно отличается от той, чтобы была прежде. Только развитие дало множество технологий, управляющих материей. Европейцы, подчинив себе материальный мир, так увлеклись этим процессом, что забыли про сферу духа и объявили материалистическую науку окончательной правдой, а материю – первичной данностью. Они возгордились своими успехами в математике, физике, химии и технологии и решили, что Бог им теперь не нужен. Следствием этого было прекращение Божьей помощи, благодати людям. Бог перестал посылать им направляющие сигналы, и людская жизнь зашла в тот же самый тупик, в какой она зашла в античности. Доказательством здесь помимо всего прочего показательно выступает исследование Александра Дугина о погружении западной мысли в царство хаоса и безумия бога Диониса.

Двухтысячелетний круговой путь от великой духовности к великой бездуховности, от крайнего идеализма к крайнему материализму совершило не все человечество, а одна из цивилизаций, которая сначала была Христовой и апостольской, потом папской и католической, а затем протестантской и постпростестантской – западная цивилизация – пишет Виктор Тростников. Она-то и затащила остальное человечество в нынешний тупик, пользуясь проектом глобализации. Причем механизм этого затаскивания, и природа самого тупика были ровно теми же, что и в Древнем Риме.

Рим, присоединяя к себе окрестные народы, соблазнял их своим культом плоти, предлагая к нему присоединиться – верхам утопать в роскоши, а низам наслаждаться хлебом, зрелищами и банями. Для существования такого гедонистического общества были необходимы значительные средства, и одна только эксплуатация рабов их не обеспечивала, тем более что рабы, глядя на господ, тоже старались больше сибаритствовать, чем трудиться. До поры до времени выручали грабительские войны, но когда все, что Рим смог завоевать, он завоевал, наступил глубокий и совершенно безысходный экономический кризис (тот же глобальный финансово-экономический кризис 2008 года). Жизнь, ориентированная на угождение телу, требует материального обеспечения, то есть нужно трудиться и трудиться, поскольку гедонистическое общество требует все новых материальных благ (старые быстро наскучивают), а интенсивный труд плохо совместим с установкой на комфорт и увеселения.

В гедонистическом обществе объем труда всегда будет существенно меньше того объема, который может обеспечить его потребности. Поэтому без внешней подпитки оно существовать не сможет. Как только языческая Римская империя стала замкнутой, она сошла со сцены.

Именно поэтому глобализаторам важно, чтобы весь мир жил по канонам одной цивилизации, все рассчитывались долларами, пользовались технологиями и продуктами их ТНК и ТНБ, и утверждались в правоте такого поведения, потребляя нейролингвистическую продукцию Голливуда и западных СМИ.

Сегодня Запад повторяет самоубийственный путь античного мира. Все как под копирку, отличие только в деталях. Например, внешняя политика – захваченные силой оружия колонии подвергались не только прямому ограблению, но и косвенному – через навязанную им кредитно-банковскую систему, которая держится на печатаемых в США долларах. Результат тот же, только масштаб иной. Тогда половина мира трудилась, чтобы Рим мог жить в комфорте, сегодня уже весь мир трудится, чтобы в комфорте мог жить «золотой миллиард». Ясно, что это не может длиться вечно.

Мы сегодня вступили в ту фазу исторического процесса, когда желание перейти из категории производящих в категорию потребляющих становится уже всепланетным. Вирус захватил уже не одну только цивилизацию Запада, а весь многополярный мир.

 

Как происходит самовоспроизводимость этого Вируса

Здесь действует эффект маятника. Чем больше человек идет на поводу у своих грехов, тем сильнее колебания и тем меньше равновесие всей системы.

Съел человек больше положенного – немного качнулся маятник. В следующий раз есть желание съесть еще больше. И так до ожирения. Так работает любой грех, когда нет стержня, ограничителя.

Маятник раскачивается все сильнее, уходя от изначальной гармонии, единства, стабильности. А ведь вирус либерализма вообще отрицает всякие ограничители. Получается вечно вращающийся маятник – маятник хаоса и безумия.

Запретные идеи (а не случайно говорят – «запретный плод сладок») раскачивают маятник жизни, сначала давая удовольствие, но потом забирая свою плату сполна и даже больше, приводя к разрушению и гибели.

Продолжая аналогию с маятником можно представить, например, правую зону его колебаний – со знаком «+», а левую со знаком «–». Входя в положительную зону, мы получаем сладкие плоды нашего действия, но в определенный момент маятник возвращается, проходит нулевую отметку и входит в отрицательную зону, где наступает расплата за содеянное. И, соответственно, чем больше амплитуда колебаний, тем сильнее последствия.

Вот что писал о либерализме Константин Леонтьев еще в XIX веке: «либерализм везде одинаково враждебен тем историческим началам, в дисциплине которых вырос тот или другой народ. Либерализм есть отрицание всякой крайности, даже и самой высокой, всякого стеснения, всякого стиля. Он везде один, везде одинаково отрицателен, везде одинаково разлагает нацию мед­ленно и легально, но верно… И чем честнее либерализм, чем он искреннее, чем неподкупнее, – тем вреднее. С такими либера­лами, которые ищут лишь в «мутной воде рыбу ловить», сладить легко. Но что делать с людьми, искренно верующими в те «великие принципы 1789 года», которые теперь распространились везде и признаются аксиомой социальной жизни?…

Свобода! Освобождение!.. Но отчего и во имя чего? Во имя каких это новых созидающих принципов?…

Законность?.. Но гражданский закон сам за собою не при­знает незыблемого характера религиозного догмата… Он меня­ется… И еще вопрос – лучше ли стали люди, выше, полнее ли прежнего с тех пор, как осторожное и «постепенное» выветри­вание и подмывание демократического прогресса разрушает все больше и больше великолепные здания религиозных и со­словных государств?

Или, может быть, люди, утратив некоторые старые добле­сти, стали при новых порядках гораздо счастливее прежнего?

Нет! Они не стали ни лучше, ни умнее, ни счастливее!.. Они стали мельче, ничтожнее, бездарнее; ученее в массе, это правда, но зато и глупее [14, стр. 26-27]».

Леонтьев заключает: «либеральный процесс есть антитеза процессу развития [14, стр. 114-115]».

 

Что дает либерализм России

Один из ведущих социологов России С.Г.Кара-Мурза в своем труде «Аномия в России: причины и проявления» (2013) [15] говорит о распаде устойчивых связей между людьми России под воздействием радикального изменения жизнеустройства и ценностной матрицы общества.

Аномия (беззаконие, безнормность) – такое состояние общества, при котором значительная его часть сознательно нарушает известные нормы этики и права. Аномия – это двойная жизнь как норма. Она проявляется в условиях перехода общества от некоего целостного состояния к фрагментарному, атомизированному… Учитывая, что несколько поколений людей в СССР формировались в духе коллективизма и едва с первых лет жизни воспитывались с сознанием долга перед другими, всем обществом, масштаб и характер аномии в России имеет сильные разрушительные последствия.

Кара-Мурза пишет, что сегодня общество все больше воспринимается индивидами как поле битвы за сугубо личные интересы. При этом растет чувство несправедливости происходящего вокруг с одновременным нагнетанием ощущения беспомощности, невозможности как-либо повлиять на эту несправедливость. У населения буквально «опускаются руки», растет преступность, коррупция, социальные отклонения, алкоголизм и наркомания…

От аномии человек защищен в устойчивом и сплоченном обществе. Атомизация общества, индивидуализм его членов, одиночество личности, противоречие между «навязанными» обществом потребностями (тот самый либерализм) и возможностями их удовлетворения – условия возникновения аномии. Атомизированное общество не озабочено жизненными целями людей, нравственными нормами поведения, даже социальным самочувствием. Целые социальные группы перестают чувствовать свою причастность к данному обществу. Неопределенность социального положения, утрата чувства солидарности ведут к нарастанию отклоняющегося и саморазрушительного поведения [15, стр.10-19].

Вот вывод психиатра, заместителя директора Государственного научного центра клинической и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (2010): «Затянувшийся характер негативных социальных процессов привели к распаду привычных социальных связей, множеству мелких конфликтов внутри человека и при общении с другими членами общества. Переживания личного опыта каждого человека сформировали общую картину общественного неблагополучия. Переосмысление жизненных целей и крушение устоявшихся идеалов и авторитетов способствовало утрате привычного образа жизни, потере многими людьми чувства собственного достоинства. Отсюда – тревожная напряженность и развитие «кризиса идентичности личности»… Развиваются чувство неудовлетворенности, опустошенности, постоянной усталости, тягостное ощущение того, что происходит что-то неладное. Люди видят и с трудом переносят усиливающиеся жестокость и хамство сильных» [16].

В экономике воплощение либеральной теории приводит к сильному оттоку капитала, жесткому отстаиванию своих интересов, переходящему в зону беззакония, и, как следствие, общему обнищанию общества.

На политическом поприще либерализм приводит к угрозе расшатывания всей системы государственного устройства. Учитывая практику использования всевозможных «оранжевых технологий», стабильность развития также находится под все большей угрозой.

В переводе системы образования на рыночные рельсы – по канонам школы экономического либерализма – также заложена бомба медленного действия. В результате, образование становится просто бизнесом – областью зарабатывания денег. Образование доступно теперь только части населения. А ведь интеллектуальное здоровье нации, молодого поколения людей – фундамент ее будущего благополучия.

Интересным в этом контексте представляется динамика роста и развития психических заболеваний в Европе на фоне расширения там вируса либерализма и как следствие череды революций (Реформация, Научная и Промышленная революции, великие буржуазные революции). Историк психиатрии Л.Сесс пишет: «Шизофренические заболевания вообще не существовали, по крайней мере, в значительном количестве, до конца XVIII – начала XIX века. Таким образом, их возникновение надо связывать с чрезвычайно интенсивным периодом перемен в направлении индустриализации в Европе, временем глубокой перестройки традиционного общинного образа жизни» [17].

 

Либерализм – это энтропия

Либерализм – как крайняя свобода – это свобода греха – это энтропия (например, в термодинамике показывает меру необратимого рассеивания энергии), распространение в пространстве энергии человека.

Когда ставится плотина, дамба, ГЭС – набирается критическая масса воды, способная на совершение Большого Действия. И так любой процесс – где создаются условия для сосредоточения энергии, получается событие, качественное преобразование этой энергии. Когда же энергия предоставлена сама себе, находится в пустом пространстве – то она распыляется, исчезает. Нет никакого действия.

Жизнью человека управляют идеи, а они не слышны и мало заметны.

Когда человек движим идеей освобождения, он растрачивает себя. Так и получается, если посмотреть на глобальную карту событий. Человек с его деяниями обмельчал и обмяк. Значимые события, открытия, прорывные решения, Воля – предыдущих веков, включая XX, ушли в прошлое. Не будем вдаваться в подробности, перечисляя новостную повестку каждого дня – для осознания мелочности происходящих событий достаточно широко помыслить то, чем занято сознание западного «развитого» человека.

Здесь велика доля рассматриваемого нами вируса, вируса как наркотика для человечества – либерализма.

Когда он встраивается в наш ценностный, мировоззренческий, культурный и цивилизационный код сознания, то происходит психологическая подмена ценностей. Разрушается национальная цивилизационная традиция. Грехи становятся нормой. И, что самое страшное, мы перестаем замечать то, что мы ушли куда-то не туда.

Совокупность кризисов «развитого западного мира» – это маятник, раскачивающийся до предельной красной зоны.

Отсутствие внутреннего стержня у современного западного человека, живущего по канонам либерализма, либо даже его не закладывание новому поколению – ведет к постепенной антиэволюции уже всего человечества в низ, в сторону энтропии, хаоса и греха…

 

 

Библиография

1.      Дугин А.Г. В поисках темного Логоса. Философско-богословские очерки. – М.: Академический проект, 2012. – 516 с.;

2.      Дугин А.Г. Ноомахия: войны ума. Три Логоса: Аполлон, Дионис, Кибела. – М.: Академический проект, 2014. –  448 с.;

3.      Дугин А.Г. Ноомахия. Войны ума. Логос Европы. Средиземноморская цивилизация во времени и пространстве. – М.: Академический проект, 2014. – 536 с.;

4.      Дугин А.Г. Ноомахия. Войны ума. Цивилизации границ. Россия, американская цивилизация, семиты и их цивилизация, арабский Логос, туранский Логос. – М.: Академический проект, 2014. – 696 с.;

5.      Дугин А.Г. Ноомахия: войны ума. По ту сторону Запада. Индоевропейские цивилизации: Иран, Индия. – М.: Академический проект, 2014. – 495 с.;

6.      Дугин А.Г. Ноомахия: войны ума. По ту сторону Запада. Китай, Япония, Африка, Океания. – М.: Академический проект, 2014. – 552 с.;

7.      Смирнов Ф.А. Деконструкция мировой финансово-экономической архитектуры. Часть 3.3 Сетевые войны в мировой экономике и международных финансах. – Новый университет. Серия: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2014. №8-9 (41-42);

8.      Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э., Кара-Мурза С.Г., Деева М.А., Сафонова Ю.А. Постиндустриализм. Опыт критического анализа. Монография – М.: Научный эксперт, 2012. – 288 с.;

9.      Смирнов Ф.А. Деконструкция мировой финансово-экономической архитектуры. Часть 3.1 Основные принципы функционирования системы. – Новый университет. Серия: Экономика и право. 2014. №2 (36).;

10.  http://www.pereprava.org/lestvica_app.html

11.  Катасонов В.Ю. Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. – М.: Кислород, 2013. – 408 с.;

12.  Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М., 2006.;

13.  Тростников В.Н. Всмотрись и увидишь. – ООО Издательский дом Дмитрий и Евдокия, 2012. – 256 с.:

14.  Леонтьев К.Н. Славянофильство и грядущие судьбы России / Сост., вступит. ст., указ. имен и коммент. А.В. Белова / Отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2010. – 1232 с.;

15.  Кара-Мурза С.Г. Аномия в России: причины и проявления. – М.: Научный эксперт, 2013. – 264 с.;

16.  Александровский Ю.А. Социальные катаклизмы и психическое здоровье // СОЦИС. 2010. № 4;

17.  Могильнер М.Б. Трансформация социальной нормы в переходный период и психические расстройства // СОЦИС. 1997. № 2;

18.  Исраэль Шамир, Журнал «Шестое чувство» №6, 2010 // http://pereprava.org/jurnal-pereprava-article/1331-religioznye-korni-liberalizma.html

 

 

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также