20-754px-The_worship_of_Mammon

Михаил Орлов. Общество правды

Аристотель, мыслитель древней Греции, различал два вида хозяйственной деятельности. Один из них, «экономика» (oikos – дом, хозяйство, nomos – правило) –  правило управления домохозяйством, что с греческого языка было переведено как «домостроительство».  Можно сказать, что экономика-домостроительство – это система управления отдельным хозяйством и обществом в целом. Однако в научной среде под термином «экономика» часто подразумеваются всего лишь отношения людей, связанные с потреблением, производством, распределением товаров и услуг, а управленческий смысл экономики опускается.

Другой вид деятельности, который философ противопоставлял экономике – это «хрематистика», искусство накопления богатства. «При этом Аристотель обращал внимание, что для лю­дей, вставших на путь хрематистики, накопление становится бесконечным, богатство как цель не имеет предела. Согласно Аристотелю, основные виды деятельности, укладывающиеся в понятие «хрематистика», – ростовщиче­ство и спекулятивная торговля. Ростовщичество – предоставление денег в рост или под процент»[1].

Сегодня, в начале XXI века мы наблюдаем, что в мире доминирует хрематистика. Такое положение дел порождает массу проблем в хозяйстве на макро и микро уровнях: господство транснационального ростовщического банковского капитала и монополий, уменьшение роли государства в управлении обществом, низкая социальная ответственность людей, сконцентрировавших в своих руках богатство, жесткая конкурентная борьба, которая запускает механизм минимизации издержек, что служит причиной появления некачественных, вредных для здоровья товаров и многое другое о чем мы можем узнать из трудов современных исследователей[2].

Несколько столетий потребовалось хрематистике, как системе хозяйственных отношений, для того, чтобы охватить своими щупальцами весь мир.  Если говорить о России, то под власть духа хрематистики она, будучи религиозным православным государством, попала с 19 века.  Уже в начале 20 века Россия была в числе передовых стран этой богопротивной системы. Промышленность страны развивалась,[3]  материальное благополучие граждан возрастало[4], но православная христианская вера в народе охладевала, в среде интеллигенции она подменялась «религией земного благополучия»[5].

Высокие идеалы христианства, поставленные во главу угла государственного домостроительства со времен крещения Руси при равноапостольном Владимире, были низвергнуты большинством подданных до уровня служения земному благополучию. Россия потеряла свою душу – Святую Русь. Осталось лишь полумертвое тело – Российская Империя, простиравшаяся более чем на двадцать миллионов квадратных километров, с численностью населения, приближавшейся к двумстам миллионам. Русский народ, чье призвание свидетельствовать миру об истине, о правде Христовой через свое деятельное служение Богу, пренебрег этой высокой миссией и предался любостяжанию. Он  позабыл или  разуверился в словах Святого Писания, некогда адресованных древнему еврейскому народу, но применимых и к нему самому: «если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами, так что вы не будете исполнять всех заповедей Моих, нарушив завет Мой, то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и измучится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и враги ваши съедят их; обращу лице Мое на вас, и падете пред врагами вашими, и будут господствовать над вами неприятели ваши, и побежите, когда никто не гонится за вами (Левит 26, 15-17)».  Наступило время исполнения древних пророчеств на русском народе.

После революций 1917 г., позорной капитуляции в Первой Мировой Войне, когда победа была не за горами, кровопролитной гражданской войны Россия избавилась от тотальной власти духа хрематистики, оказавшись при этом в тисках атеистической государственной системы. В конце 20 века в очередной раз, без каких-либо социальных потрясений богоборческое общественное строение обрушилось, как дом, построенный на песке. СССР прекратил свое существование.  Россия открылась для мира и вновь стала частью, набравшей силу глобальной экономики-хрематистики, но уже на положении сырьевого придатка, утратив значительную часть суверенитета.

Почти одновременно с этими событиями обрела свободу Православная Церковь – возобновилась проповедь христианства. Многим россиянам, воспитанным в духе атеизма, предстояло заново познать Истину и через призму православного вероучения взглянуть на тот мир, в котором они оказались. Именно с этими обстоятельствами связана настоящая публикация. Можно сказать, что это попытка осмысления роли экономики в миропонимании православного христианина

Рассуждая об экономике, невозможно обойтись без упоминания общества, так как человек существует и реализует свои экономические возможности как часть некоего целого, то есть общества.  Поэтому справедливо будет сказать, что экономическая деятельность – это отношения людей, связанные с потреблением, производством, распределением товаров и услуг, которая осуществляется в том или ином обществе, будь то семья, коллектив, община, народ и иные объединения людей.

В этом случае определять смысл (цель) экономики целесообразно с учётом ценностей, интересов членов того или иного общества, так как слово «общество» подразумевает единство, единомыслие, согласие отдельных его членов в мотивах своего поведения.

Российское общество, охватывающее всю территорию Российской Федерации, включает в себя множество малых обществ. Например, религиозных, этнических, коммерческих и некоммерческих, но при этом российское общество в целом не имеет общепринятого ценностного фундамента. По этой причине мы конкретизировали взгляд на проблему, определив православное христианское мировоззрение (учение) как фундамент наших рассуждений, как доминанту нашего понимания действительности и отношения к ней.

Согласно православному вероучению цель земной жизни христианина находится за гранью видимого материального мира, ее смысл за пределами временного бытия. Христиане устремлены к Богу, святости, правде Христовой. По этой причине земная, временная жизнь христианина, его отношения с другими людьми, его экономическая деятельность так же должны служить этой главной цели христианина или как минимум не противоречить ей.

«Не можете Богу работать и мамоне» –  говорит Господь (Евангелие от Мтф. 6, 24). Святые отцы так толкуют Его слова: «Невозможно есть Богу работать и имением (то есть имуществу), потому что златолюбие не только от Бога нас отлучает, но и мамоне порабощает нас.  Мамона есть всякая неправда. От неправды убо паче мно́жая собираются имения»[6]. Мамона – это символ богатства и он же бог для служащих ему, потому что «каковой любо вещи сердце чие привязуется, оно есть оному Бог»[7].

Мамона в вышеприведенном святоотеческом высказывании употребляется как антипод правды. «Правда, – по словам Святителя Тихона Задонского, – есть такая добродетель, которая учит нас всем должное отдавать, и потому всеобщая есть добродетель, все добродетели в себе заключающая. […] Она во всех десяти заповедях Божиих изображена, как и всякая истинная добродетель; и потому заповеди Божия исполнять и правду творить едино есть. […] «Бог бо есть праведен и правду возлюби» (Пс. 10, 7), или паче самая Правда и Истина есть, сего ради правду и истину любит. Яко правдою вечную Его правду, истинною вечную истину почитаем, когда делаем тое, чего правда Его хощет, и хранимся от лжи, лести, лукавства и лицемерия, от чего вечная Его отвращается истина»[8].

Таким образом, если общество (будь оно малым или большим) своей конечной целью имеет накопление богатства, устроение благополучной земной жизни, то это общество служит мамоне и такое общество есть общество мамоны, которое в настоящее время подобно раковой опухоли разрослось до размеров «денежной цивилизации», поразившей практически все мировое тело человечества.

Противоположностью такого общества является общество, служащее Богу – общество правды. Тогда хрематистика – это атрибут общества мамоны. Экономика, в смысле домостроительства –  общества правды.  Цель экономики – созидание общества правды, то есть постоянное создание условий для облегчения главного дела христианина, что по слову преподобного Никодима Святогорца есть «сближение с Богом и пребывание в единении с Ним»[9].

Для религиозного сознания на рубеже двух столетий, когда со времени освобождения Церкви прошло три десятилетия, когда, казалось бы, русскому народу и всему православному люду (населению?) России пора осознать свою миссию и прежние трагические ошибки, особенно актуален такой взгляд на экономику, потому что вышеприведенные пророчества за отсутствием всенародного покаяния имеют свое продолжение, описанное в 26 главе книги Святого Писания Левит.

 

[1] Катасонов В. Ю. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации»/Научный ре­дактор О. А. Платонов. –  М.: Институт русской цивилизации, 2013. С. 39

[2] Там же.

[3] Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства России. – М.: Эпифания, 1994.-848 с.

[4] Борисюк А. А. История России, которую приказали забыть. Николай II и его время. – М.: Издательство М.Б. Смолина (ФИВ0, 2017. – 232с.

[5] Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. 1908. С. 177

[6] Учительное Евангелие. Слово 24, с. 5 — https://yadi.sk/d/mVyvv0er3QkRxb

[7] Там же, с. 7

[8] Схиархимандрит Иоанн (Маслов). Симфония по творениям Святителя Тихона Задонского. Правда.

[9] Никодим Святогорец. Невидимая брань / Пер. с греч. свт. Феофана Затворника. – 8-е издание. – М.: Изд-во Сретенcкого монаcтыря, 2017. С. 12.

 

Оставить комментарий

avatar

Смотрите также