katasonov-2

Люди на Украине должны почувствовать, что Россия рядом и что они ее часть

После саммита в Вильнюсе, на котором сорвалось подписание Соглашения об ассоциации Украины с ЕС, Янукович заявил о том, что неплохо было бы провести трехсторонние переговоры Украина-ЕС-РФ. Европейские «друзья» тут же отмели эту идею, что вполне понятно. Как отметил руководитель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова Валентин Катасонов, ЕС избегает такой ситуации, потому что на нашем фоне он будет выглядеть бледно. Впрочем, и России во время этой паузы, которую взяла Украина, нужно сделать работу над ошибками. О том, какой российский десант нужно высадить на Украине, где опять начали «майданить», и что будет с Молдовой и Грузией после вхождения в ассоциацию ЕС, в интервью с экспертом Накануне.RU.

Вопрос: Валентин Юрьевич, как Вы считаете, что будет с Молдавией и Грузией, если они вступят в ассоциацию с Евросоюзом?

Валентин Катасонов: Они станут захолустной окраиной Европейского союза, что-то наподобие полуколонии. Кроме того, в ЕС сейчас обсуждается такая тема, как ограничение передвижения граждан некоторых стран, которые либо уже вошли в состав Европейского союза, так называемые новые члены, либо которые хотят войти. Так вот, их будут держать в предбаннике, даже не обеспечат свободного передвижения в пределах всей территории ЕС. Это унизительно.

Если говорить об экономике, никакого экономического импульса Грузия и Молдавия не получат, это понятно. На примере Украины мы видели, что может произойти с такими странами. Остатки их промышленности будут уничтожены, потому что они не отвечают стандартам Европейского союза. Премьер-министр Украины Николай Азаров говорил, в какие суммы все это выливается, это сотни миллиардов евро. А все для того, чтобы привести промышленность Украины в соответствующий вид.

Если страны, которые раньше вступили в ассоциацию с ЕС, вроде Прибалтики, получали хоть какую-то помощь со стороны Брюсселя на то, чтобы проводить реконструкцию промышленности, то этим, более поздним новым членам, никакой технической помощи, никаких кредитов предоставляться не будет. Я даже не понимаю, как они дальше будут существовать. Видимо, их граждане рассчитывали, что они смогут как-то раствориться в пределах европейского пространства, но сейчас Брюссель просчитывает эти ходы и будет вводить ограничения на их передвижение. Так что, это очень своеобразная ассоциация.

Меня больше всего волнует вопрос, как удалось руководителям двух, так называемых независимых государств, принять решение об ассоциации с ЕС. Видимо, там уже нет никакой демократии, потому что большинство населения этих стран достаточно скептически относится к перспективам ассоциации. Исключение составляет небольшая часть общества, которую финансово подпитывают из Европы. Это видно и на Украине, там даже не стесняются об этом говорить. Думаю, что в Молдавии то же самое, а в Грузии тем более. В Грузии Сорос фактически финансировал правительство, когда у страны не было денег, правительство Грузии жило на деньги Сороса.

Вопрос: А когда стоит ожидать возможного подписания соглашения об ассоциации с ЕС Грузии и Молдавии?

Валентин Катасонов: Поскольку сейчас прошло только парафирование, то подписание будет не раньше середины следующего года. Если бы страны были бы демократичными, то подписание этого соглашения надо было бы обсудить в парламентах этих двух стран, но я не знаю, насколько все это было предусмотрено. Хотя парламенты там достаточно послушные, в Грузии, конечно, в большой степени.

Главное, что они будут оставаться в положении ассоциированных членов бесконечно долго. То есть никаких прав у них не будет, одни обязанности. Окончательно откроются таможенные границы по отношению к товарам из Европы, а представительств в органах ЕС этих двух стран даже не будет. Это чисто колониальные отношения, если даже Украине ничего не обещали, а у нее есть кое-какая промышленность, то для Грузии и Молдавии вообще никаких конкретных сроков перехода в другое качество нет.

Вопрос: Буквально за день до саммита Еврокомиссия высказалась за отмену виз для Молдавии, сделают ли это на самом деле?

Валентин Катасонов: Я давно не был в Европе, но мои знакомые говорят о том, что они устали от гастарбайтеров с Востока. Их там даже не особенно высоко оценивают, может быть, чуть выше, чем каких-нибудь африканских или арабских гастарбайтеров. В Европе настроения не в пользу того, чтобы отменять визы, наоборот, все идет к тому, чтобы еще сильнее закрутить гайки. Тем более что у среднестатистического европейца молдаване ассоциируются с цыганами, а в отношении цыган там особая позиция — их пытаются изгнать из Европы. Это немного напоминает то, что было в 30-ые годы. Вообще, попахивает нацизмом, войной какой-то. Тогда в Европе гоняли цыган и евреев, сейчас просто евреев не трогают.

Вопрос: Возможно ли, что заявление Еврокомиссии об отмене виз для Молдавии было неким сигналом для Украины — мол, смотрите, что вы теряете?

Валентин Катасонов: Думаю, что наоборот. Дело в том, что если Украина возьмет хорошую паузу, то будет наглядно видно, что происходит и в Грузии, и в Молдавии. Конечно, за полгода ничего не изменится, для этого надо хотя бы года два. С другой стороны, разве не было видно, что происходило и продолжает происходить в Прибалтике? В Латвии половина трудоспособного населения, если не больше, покинула пределы страны. Работы нет, промышленность разрушена, в Литве и в Эстонии похожая ситуация.

Другое дело, что латыши были в первых рядах, поэтому они получили какую-то помощь и безвизовый режим. Видимо, они были образцово-показательные, чтобы других как-то стимулировать на подписание такого же соглашения. С грузинами и с молдаванами все будет по-другому. Вообще, в Европе на бытовом уровне грузины ассоциируются как люди, причастные к криминальной деятельности, молдаване — с цыганами. Для европейцев они люди второго сорта. Молдаванам и грузинам это надо понимать. По крайне мере, в Советском Союзе никто их никогда не считал людьми второго сорта.

Вопрос: Сегодня в приветственных речах на открытии саммита, где были упомянуты успехи на пути в единую Европу Грузии и Молдавии, Украину обошли молчанием. Как Вы думаете, почему?

Валентин Катасонов: А что же соль на раны сыпать? Все точки на «i» были поставлены накануне. У меня, честно говоря, складывается впечатление, что Янукович — актер, который решил выжать максимальные дивиденды из этой истории. Он не дурак и понимает, чем чревато вступление Украины в ассоциацию с ЕС. Он просто играл на противоречиях, чтобы выжать все по максимуму, но Европа не пошла на его поводу.

Вопрос: Как Вы считаете, будет ли подписано в итоге соглашение между Украиной и Евросоюзом?

Валентин Катасонов: Вряд ли, потому что у Украины нет объективных условий для того, чтобы переключаться на Европу, страны СНГ являются основными ее торгово-экономическими партнерами. Россия стоит на первом месте, а у Германии только третье или четвертое место. В Европе у Украины нет таких партнеров, как в СНГ, ее там не ждут. А если на Украину придут иностранные товары, то остатки промышленности просто лягут. Они, правда, и так лягут, потому что технические стандарты ЕС выполнить крайне сложно.

Я очень бы хотел верить в то, что на Украине будет преобладать здравомыслие. Конечно, может, его перевесит политика, но мне кажется, что это некая больше игра, и мы тоже должны извлечь из нее какой-то урок. Все-таки мы не очень грамотно выстраиваем свои отношения с Украиной, не только экономические, но и политические, нам надо вести себя активнее. Я был два месяца на Украине и знаю, что многие нас там ждут, даже обижаются, что мы забыли своих братьев. Наше присутствие должно быть более ярко выраженным. Не обязательно только экономическое присутствие, в конце концов, границы между нашими странами не такие уж и закрытые. Даже если бы Министерство культуры выделило какие-то деньги на то, чтобы наши артисты приезжали туда, люди на Украине бы почувствовали, что Россия рядом и что они ее часть.

Вопрос: Если вернуться к Евросоюзу, президент Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу на пресс-конференции по окончании саммита заявил, что для двустороннего соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной не может быть трехстороннего формата «Украина-ЕС-РФ». Как Вы расцениваете такую позицию ЕС?

Валентин Катасонов: К сожалению, ЕС никаких аргументов не приводит, а это проявление слабости их позиции. На переговорах формата Украина-ЕС-Россия будет видно, насколько ассиметрична позиция России. Она предлагает Украине конкретные вещи, а ЕС говорит только о демократии, правах человека, может быть, даст свободу передвижения. Все это неконкретно. Евросоюз просто избегает такой ситуации, потому что на нашем фоне он будет выглядеть бледно.

Вопрос: Если Украина не вступит в ассоциацию с ЕС, можно ли надеяться на то, что Россия по-другому на нее посмотрит, и наши отношения улучшатся?

Валентин Катасонов: Я хотел бы в это верить, экономика диктует нам сближение. Меня больше волнует то, что на Украине должна быть правильная идеология. Может быть, надо усилить российское вещание на Украину, развивать культурные контакты. Если украинцы будут чувствовать себя частью русского народа, то и экономические проблемы сами собой начнут решаться. Но, к сожалению, у нас в России идеология аморфная. Вот сейчас начал обсуждаться вопрос о внесении поправок в Конституцию РФ по поводу идеологии. Так вот, нам идеология нужна. Если у нас появится идеология, то тогда мы будем более внятно разговаривать с нашими соседями, а сейчас они не могут понять, кто мы такие. Если бы мы о себе заявили, то Россия стала бы даже неким центром притяжения, магнитом, и все без всяких финансовых затрат. А наши вечные геополитические противники как черт ладана боятся того, что в России возникнет идеология.

Вопрос: А какая идеология может возникнуть в России?

Валентин Катасонов: Хотя бы та, что Россия — суверенное государство, государство, которое базируется на многовековых традициях, дружбе народов. Государство, которое никогда не выстраивало свое благополучие на угнетении других народов. Вот если будет хороший учебник истории, тогда и станет понятно, что такое идеология. Потому что она не может появиться на пустом месте. Она всегда является продолжением истории, продолжением того, как жили наши предки на протяжении веков. Наверное, идеология должна предусматривать и то, что у России могут быть противники. Можно, конечно, вспомнить уваровскую триаду: православие, самодержавие, народность. Сейчас, конечно, такая короткая формула не работает, поскольку нет условий для монархии, да и православие сейчас ослабло. Хотя депутат Мизулина сейчас очень активно продвигает идею внести поправку в Конституцию об исторической роли православия. Многое зависит от идеологии. Какая будет идеология, такой будет и экономика. Поэтому у нас экономика такая рыхлая и невнятная, нет фундамента идеологии.

Мария Степанова

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также