1376277827_d092d0b0d180d0b4d0b0d0bd20d091d0b0d0b3d0b4d0b0d181d0b0d180d18fd0bd

Бороться с врагом, разделяя его ценности, невозможно

Историк Вардан Багдасарян в интервью KM.RU анализирует возможные пути развития нашей страны в свете западных санкций.

Буржуазной системе жизнеустройства была противопоставлена своя система

В 1917 г. увидела свет работа В.И. Ленина «Государство и революция», в которой лидер большевиков описывал будущее государство по историческому образцу Парижской коммуны. Послереволюционная реальность заставила скорректировать эти планы. Пожар мировой революции разжечь не удалось. Молодому советскому государству пришлось существовать во враждебном окружении. Была организована его экономическая и политическая изоляция.

Изоляционистский подход в отношении России был принят после того, как были сорваны планы ее геополитического расчленения. Ставка в дальнейшем была сделана на тактику геополитического удушения. Вокруг советского государства создается пояс враждебных режимов – «санитарный кордон».

Ситуация вокруг России, сегодня, сто лет спустя, по сути, воспроизводится. Та модель государственности, которая была реализована большевиками, являлась естественным ответом на вызовы изоляции. Надо было создавать собственную, независимую от внешнего мира промышленность, собственную продовольственную базу, самостоятельные научные и образовательные комплексы. Если бы всего этого не было сделано, то, как предостерегал И.В. Сталин «нас бы смяли».

Буржуазной системе жизнеустройства была противопоставлена иная, своя система. В этом и обнаруживается ключ успешности СССР на первых фазах реализации советского проекта. Проигрывать Западу он стал именно тогда, когда происходил отказ от ценностной альтернативы, девальвация идеалов коммунизма. Именно этого – альтернативного ценностного проекта, идеалов альтернативной модели жизнеустройства и не хватает нынешней государственной властной команде.

Из-за чего в ценностном плане ведется борьба с Западом, неясно. Это ни как не артикулировано. Сохраняется приверженность тем же западным ценностям, позиционируемым как общечеловеческие. Реализована та же западная, капиталистическая модель жизнеустройства. И от нее государственная власть не собирается отказываться. Бороться же с врагом, разделяя ценности врага, будучи подобным ему, всерьез невозможно.

В чем состоит стратегия современной России?

Успешность во внешней политике невозможна без успешности в политике внутренней. Для того чтобы Россия реально могла бы стать одним из полюсов мироустройства, ей, прежде всего, необходимо преобразиться внутренне, отказаться от подражания в каждой из сфер жизнеустройства – экономике, культуре, науке, образовании, социальных отношениях, принять иную, идентичную модель жизни.

В чем состоит стратегия современной России? Само по себе наличие какой-либо государственной стратегии не обнаруживается. Выбор лежит между тремя возможными стратагемами:

1. замириться с Западом, разрешить разногласия, восстановить свой статус в качестве члена западноцентричной мир-системы;

2. перенаправить экспортные энергопотоки на Восток и импортные – промышленные и продовольственные из стран незападных цивилизационных ареалов – в Россию;

3. выстраивать россиецентричную, экономически самодостаточную систему.

Первая стратагема может найти значительный круг сторонников в элитаристских сферах. Западничество для современной российской элиты – это сформировавшийся за два десятилетия тип жизни. Отказ от западнической ориентированности предполагает финансовые потери, лишение многих дивидендов, привычного комфортного – «на два дома» – уклада бытия.

Политически блокирует возвращение в обойму западной мир-системы фигура В.В. Путина. Сегодня она одиозна для Запада. После всего произошедшего, после изгнания России из «большой восьмерки» Путин для Запада неприемлем.

Россиецентричная модель означает для элиты смену парадигмы

В выборе между второй и третьей стратагемами, восточной и россиецентричной переориентацией России интересы элиты и интересы страны также расходятся. Смена западного вектора на восточный, безусловно, бьет по элите. Но и при модели сырьевого обеспечения индустриалов Востока новый российский паразитический класс сохраняет базу своего паразитизма. Она состоит в функции посредничества с внешним миром.

Минимизируй эти функции, и в одночасье рухнет экспортно-сырьевой капитал, и импортоориентированные торговые компании, и спекулятивный банковский сектор. Жить, продавая и покупая, но не производя, типичная логика бытия спекулятивного капитализма.

Россиецентричная модель означает для элиты смену парадигмы гедонистской жизни. Переход к этой модели невозможен без принятия режима мобилизации. Но именно мобилизации и не желает категорически элита. В этом различии элит и заключается принципиальное расхождение исходных ситуаций – столетней давности и современной. Тогда был великий идеологический проект, выдвигающий мировую ценностную альтернативу, сегодня – идеология неограниченного потребления.

Но вопрос о новой мобилизации (ее идеологии, приводных ремнях, людских ресурсах) – главный вопрос в повестке проблемы исторического возрождения России.

Источник — http://www.km.ru/v-rossii/2014/08/20/istoriya-khkh-veka/747461-vbagdasaryan-borotsya-s-vragom-razdelyaya-ego-tsennost

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также