02-БЕЛГОР

Социально-экономические противоречия и кризисы современности: сущность и духовно-нравственные истоки

Многие ученые и политики отмечают глубину нынешнего мирового кризиса. Все чаще говорят о кризисе западной цивилизации. При этом духовно-нравственную основу кризиса, как правило, не выделяют, не связывают ценностный аспект с динамикой развития общества во всех его составляющих – культуре, политике, экономике. Однако корень проблем и причины системы кризисов находятся именно в изменении ценностного портрета современного общества…

Система кризисов западной цивилизации, тиражируемых ею по всему миру, сегодня выглядит так: духовный и культурный кризис; кризис человека; нусогенный кризис; демографический кризис; кризис современных систем управления; глобальный правительственный кризис; кризис доверия; кризис существующей экономической системы; кризис перепроизводства и перепотребления; кризис тотальной нехватки рабочих мест; экологический кризис; ресурсный кризис [1].

Как мы видим, кризисом охвачены все подсистемы общества. Сам человек в нынешнем мире, кажется, окончательно теряет понимание смысла своей жизни, своего предназначения в этом мире и поэтому он разрушает как себя, так и окружающий мир.

Кризис чувственной культуры и западной цивилизации наблюдался еще в начале ХХ века, а сейчас мы становимся свидетелями его агонии. Так, еще за несколько лет до Второй мировой войны Питирим Сорокин писал: «Все важнейшие аспекты жизни, уклада и культуры западного общества переживают серьезный кризис…. Больны плоть и дух западной культуры, и едва ли на ее теле найдется хотя бы одно здоровое место или нормально функционирующая нервная ткань…» [2, с. 427].

«Вступив на историческую арену как наследник и заместитель христианской морали и законности, — предупреждал он чуть позже, — современная система чувственной этики и права в процессе своего поступательного развития сеяла семена деградации человека и нравственных ценностей… «Допустимо все, что выгодно» — таков главный нравственный принцип нашего времени. Он дополняется болезненной озабоченностью утилитарными ценностями. «Если вера в Бога полезна, то Он существует, если нет, то нет и Бога». «Если наука дает жизненно важную ценность, то ее принимают, если нет, то она признается безполезной». Отсюда наше помешательство на деньгах, наша бессовестная борьба за богатство. «За деньги можно все купить». Мы превращаем в деньги и прибыль любую ценность… Удачливые стяжатели составляют нашу аристократию. Отсюда наше кредо «дело есть дело» и вся жестокость борьбы за чувственные ценности. Отсюда наши «научные» нравы и обычаи вместо моральных императивов, наше допущение, что нравы условны и варьируются у разных групп. Отсюда миллионы других характеристик нашего urbs venalis (продажный город — лат.) со всеми трагическими последствиями такого морального цинизма. Когда общество освобождается от Бога и от Абсолюта и отрицает все связующие его моральные императивы, то единственной действенной силой остается физическая сила» [2, с. 429].

Две страшные мировые войны и отчаянные попытки западной цивилизации зафиксировать свое привилегированное положение путем установления на всей планете глобальной диктатуры в рамках той или иной модели «нового мирового порядка» подтверждают горькую правоту оценок «русского американца» Питирима Сорокина.

Следующий признак упадка западной цивилизации, закономерно вытекающий из неверия, уничтожения духовной жизни, традиций — это угасание духовного творчества, угасание культуры. Еще в начале ХХ века, характеризуя западную цивилизацию, О. Шпенглер отмечал, что для западноевропейского человечества уже поздно ждать большой живописи или музыки. Все силы угасающей культуры сосредотачиваются в технике [3].

Об уничтожении традиционной культуры свидетельствуют такие явления, как революция, начавшаяся еще в 60-х годах в сознании и жизни западного общества, которая проходит под девизом: «секс — наркотики — рок-музыка». Причем этот девиз и соответствующий образ жизни активно пропагандировались через СМИ. Следствием стал беспрецедентный по масштабам демографический кризис, охвативший почти все страны Западной Европы.

«Моральный релятивизм» К. Юнга — признание им, что «добро и зло суть одно» [4, с.216] становится для многих на западе жизненной идеей — порождает в душе человека состояние «морального хаоса», который, по словам доктора психологических наук Т. А. Флоренской, является одним из главных источников психических заболеваний. Зло — это болезнь души, оно разрушает восприятие истины.

Кроме того, подобный подход неизбежно приводит к опасным социальным последствиям. Так, американский ученый, профессор Томас Цасс, автор двадцати трех книг по психиатрии, изучая влияние нравственного релятивизма в психологии, психотерапии, психиатрии на нравственное состояние американского общества, пришел к важному выводу. «Снижение индивидуальной, личной ответственности, замена христианских добродетелей, высоких нравственных ценностей их суррогатами, снижение нравственных стандартов во избежание  стресса» и для достижения комфорта стало «главной разрушительной силой, которая влияла на американское общество в течение последних пятидесяти лет». В частности приводятся данные об изменениях в нравственном состоянии общества США за эти годы: количество детей, содержащихся государством, увеличилось на 300%, а число самоубийств юношей, девушек и детей младше 20 лет увеличилось в разы; количество крупных преступлений — в 5 раз [цит. по 5, с. 85].

Человечество теряет смысл своего существования и наступает нусогенный кризис — кризис осмысления бытия всего человечества и каждого человека в условиях динамично изменяющейся реальности  и нарастания числа локальных и мировых вызовов. Сегодня человек, «зацикливаясь на материальном», перестает чувствовать себя личностью, чувствует себя беспомощным и незащищенным от внешней быстро изменяющей среды. Но чувствуя все это (часто это выражается в хронической депрессии), он становится неспособным понять причину катастрофы, происходящей с ним и со всем миром. Человек не только не успевает осмыслить суть происходящего, потому что у него не хватает времени и сил для этого (необходимо зарабатывать, чтобы выжить или хорошо жить — для кого как, а также потреблять, заботиться о своем здоровье — а все это требует огромного времени), он уже почти не способен понять, что происходит, поскольку его отучают думать. Кстати, современные реформы в образовании нацелены именно на то, чтобы отучить человека думать, различать добро и зло, системно и целостно воспринимать окружающий мир, правильно ориентироваться в происходящем.

«Неадекватность систем образования и науки современного мира, обращенность к вчерашнему дню, деинтеллектуализация образования, а следовательно, социальной жизни в целом — все это создает общество, в котором и верхи, и низы не способны не только справиться с проблемами эпохи, но даже увидеть их» [цит. по 6].

Прямым следствием духовно-нравственного, культурного кризиса стал кризис демографический.

Характерная черта нашего времени, абсолютно беспрецедентная в мировой истории — резкое снижение рождаемости в развитых странах. Уже в 2000 году в 64 странах, в которых живет 44% мирового населения, уровень рождаемости снизился ниже уровня, который необходим для простого воспроизводства [7].

Отдел демографии ООН, начиная с 1951, разрабатывает и публикует демографические прогнозы мирового населения. Прогнозы составляются по разным странам мира по трем вариантам: оптимистическому, пессимистическому и среднему. Согласно среднему варианту прогнозного расчета, выполненного отделом народонаселения ООН в рамках пересмотра 2010 года, нынешняя численность мирового населения (6900 млн.), достигнув 9300 млн. к середине века, через 90 лет выйдет на уровень в 10100 млн. Указанный прирост населения произойдет, главным образом, за счет стран с высоким уровнем рождаемости, в число которых входят 39 государств Африки, 9 государств Азии, 6 государств Океании и 4 государства Латинской Америки. А вот население Европы будет снижаться и составит около 675 млн человек [8].

Еще более яркую картину дает прогноз коэффициента рождаемости. Из него можно увидеть две тенденции. Первая заключается в том, что наряду с тем, что в развитых странах мира, в т.ч. в европейских странах, рождаемость за период 1995-2025 гг. достаточно низкая, в странах Азии и Африки она сравнительно высока. Вторая тенденция — это прогнозируемое снижение коэффициента рождаемости по всем странам до уровня не более минимально необходимого — 2,15-2,17, что может быть связано с политикой демографического сдерживания.

В целом, по мнению экспертов, к середине XXI века в мире не останется ни одной страны, где в семье будет рождаться больше двух детей. Страны европейского континента (включая Россию и Турцию) ожидает снижения числа жителей с 733 до 669 млн человек. В настоящее время европейцы составляют 11% от общего населения Земли — в 2050 году их останется только 7% [8].

Таким образом, проблема низкой рождаемости становится глобальной, и, соответственно, вымирание становится реальной угрозой для всего населения Земли. Таких прецедентов история не знает.

Но даже если уровень рождаемости в развитых странах резко повысится, пройдет не менее 20 лет, пока новорожденные достигнут трудоспособного возраста. Например, в США этот недостаток лиц трудоспособного возраста станет остро ощущаться примерно после 2015 года, а в большинстве развитых стран — еще раньше.

Поэтому важна не только численность населения, но и соотношение людей разных возрастов в рамках популяции. Так, например, к 2080 году среди примерно 20 млн. итальянцев будет очень мало людей в возрасте до 15 лет, зато очень много — как минимум одна треть — тех, кому за 70. В Японии соотношение между молодежью и людьми традиционного пенсионного возраста будет примерно таким же, если не хуже [7].

Если сейчас (по данным 2012 года) средний возраст населения мира составляет 29 лет, при этом население Европы — 39,9 года, Южной Америки — 38,4 года, Азии — 28,1 года, Африки — 20,1 года, то в 2050 году, по среднему варианту прогноза ООН, средний возраст населения планеты достигнет 38 лет, причем в более развитых странах — около 46 лет, в менее развитых — 37 лет [9].

В истории не было случая, чтобы количество пожилых людей, достигших традиционного пенсионного возраста, превышала численность молодых людей. Именно такая картина наблюдается сегодня в некоторых странах Европы; именно к этому стремительно идут все развитые страны.

Не отстают в этом смысле и Украины с Россией. И если сейчас на одного работающего приходится один пенсионер, то в недалеком будущем эта пропорция составит 1: 2.

Демографический кризис усиливает кризисы экономический и политический.

Так, западные ученые еще в конце ХХ века прогнозировали, что примерно с 2008 года доля трудоспособного населения западных стран, уходящего на пенсию, начнет быстро увеличиваться, «это может привести в движение неконтролируемые динамические процессы, при которых большие бюджетные дефициты приведут к росту процентных платежей, а те приведут к увеличению дефицитов в будущем. Такое развитие событий может оказать значительное и дестабилизирующее воздействие на экономику. При этом «существенное повышение ставок налогов, направленное на то, чтобы решать наши надвигающиеся бюджетные проблемы, создает значительные риски для экономического роста и доходной базы …» [7].

Что же касается политической стабильности, то известный американский ученый П. Друкер еще в конце ХХ века отмечал, что если в течение как минимум двух столетий все институты современного общества исходили в своей деятельности из представления о том, что численность населения стабильно растет, то сегодня их стратегия должна обязательно исходить из неблагоприятной демографической ситуации. К тому же вследствие демографического кризиса в течение ближайших 20-30 лет ни одна из развитых стран не будет иметь сильного правительства и стабильной политики. Скорее всего нормой станет политическая нестабильность [7].

В чем же состоят причины такой демографической ситуации? Мнения ученых разделяются: первая группа утверждает, что причина депопуляции состоит в социально-экономических факторах, вторая – утверждает, что причину нужно искать в духовно-нравственном облике современного общества.

Причины снижения здоровья людей, высокой смертности и низкой рождаемости на постсоветском пространстве за период «рыночного реформирования» комплексно исследовал современный российский ученый академик РАН И.А. Гундаров [10]. На основе количественных методов оценки причин демографического кризиса, а также изучения духовно-нравственных учений основных мировых религий о правилах жизни человека, он пришел к выводу, что демографический кризис вызван, прежде всего, действием духовно-нравственных факторов. Проведя комплексное исследование с применением математического моделирования, он установил, что увеличение смертности населения России за период реформ 90-х ХХ в. только на 16% связано с влиянием социально-экономических факторов, остальные 84% составляет влияние духовно-нравственных факторов (увеличение агрессивности, безысходности, т. е. духовных болезней человека). То же можно сказать и о рождаемости. Ее снижение — следствие, прежде всего, беспорядочного, аморального способа жизни в свое удовольствие, нежелания иметь лишнюю заботу о другом, установка на возможность и нравственную безнаказанность абортов, снижение здоровья будущих родителей, недоверие к тому нравственному принципу, что Творец, давший жизнь ребенку, даст возможность и обеспечить ее необходимым.

В связи с этим следует обратить внимание и на шокирующие результаты опросов Всемирной организации исследования мировых ценностей (организация периодически проводит исследования ценностного портрета населения разных стран мира) [11]. Пользуясь результатами опросов, мы выделили отношение респондентов некоторых стран православной (Украина, Россия, Белоруссия), западной (Германия, США, Нидерланды, Швеция) и мусульманской (Ирак, Иордания, Кувейт, Катар, Пакистан) цивилизаций к ценностям, которые отражают духовно-нравственное состояние общества и непосредственно влияют на демографическую ситуацию (ценности жизни и семьи). Респондентам было предложено ответить на вопрос: «Может ли быть оправдано каждое из таких явлений: гомосексуализм, проституция, аборт, развод, эвтаназия, суицид». Ответ должен быть определен по 10-балльной шкале, от 1 — никогда не оправдано (не допустимо) до 10 — всегда оправдано (допустимо) или что-то среднее между ними.

Обработка результатов опроса (таблица 1), (рисунки 1-3) показала: в странах западной цивилизации жизнь человека практически обесценена (большинством общества в той или иной степени оправдывается суицид и эвтаназия, аборт), тоже относится к ценности семьи (подавляющее большинство оправдывает гомосексуализм, проституцию, разводы); в странах мусульманской цивилизации наоборот – ценность жизни и семьи сохраняет большинство общества; в странах православной цивилизации наблюдаются очень тревожные тенденции – если суицид большинством общества не оправдывается, то к эвтаназии отношение у большинства положительное  (а ведь это тоже самоубийство), тоже относится и к абортам (узаконенному детоубийству), развод считает оправданным подавляющее большинство, гомосексуализм и проституцию – чуть меньше половины. О каком же демографическом росте в странах западной и православной цивилизации можно говорить при таком ценностном портрете общества (пусть даже опрос и не отражает полную картину)? Налицо отход от традиционных ценностей христианства, который ведет к демографической катастрофе и не только.

 

 

Таблица 1

Определение ценности семьи и ценности и достоинства человеческой жизни (составлено на основе данных World Values Survey),  (волна 2010-2014)

Страна

Украина

Россия

Белоруссия

Ирак

Иордания

Кувейт

Катар

Пакистан

Германия

Нидерланды

Швеция

США

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

12

гомосексуализм

Никогда не оправдано, %

52,80

54,10

57,30

69,90

85,60

91,70

73,40

11,80

7,50

24,0

Оправдано в той или иной мере, %

46,80

44,60

41,40

30,10

14,30

8,00

26,60

33,90

33,20

54,50

Всегда оправдано, %

0,40

1,30

1,30

0,00

0,10

0,30

0,00

54,30

59,30

21,50

проституция

Никогда не оправдано, %

50,80

47,30

46,60

78,00

27,90

19,60

Оправданно в той или иной мере, %

48,30

51,40

51,10

22,00

63,80

71,30

Всегда оправдано, %

0,90

1,30

2,30

0,00

8,30

9, 10

аборт

Никогда не оправдано, %

32,90

23,60

30,50

47,90

66,00

57,10

76,10

76,80

22,50

11,30

4,70

22,40

Оправданно в той или иной мере, %

64,40

72,80

66,50

51,90

33,80

41,20

23,60

23,20

69,90

69,60

51,80

67,80

Всегда оправдано, %

2,70

3,60

3,00

0,20

0,20

1,70

0,30

0,00

7,60

19,10

43,50

9,80

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

12

развод

Никогда не оправдано, %

13,30

9,20

14,10

20,90

42,80

28,50

46,50

63,00

7,90

5,50

3,10

5,10

Оправданно в той или иной мере, %

76,60

75,02

77,90

78,60

56,20

65,70

49,60

35,40

71,60

68,50

45,90

80,70

Всегда оправдано, %

10,10

15,78

8,00

0,50

1,00

5,80

3,90

1,60

20,50

26,00

51,00

14,20

эвтаназия

Никогда не оправдано, %

29,43*

26,22*

18,49*

71,10

6,30

9,80

Оправданно в той или иной мере, %

61,00*

52,43*

51,52*

28,60

64,70

75,60

Всегда оправдано, %

9,57*

21,35*

29,99*

0,30

29,0

14,60

суицид

Никогда не оправдано, %

69,80

63,00

73,10

77,50

71,20

91,90

74,60

40,90

28,10

24,20

46,10

Оправданно в той или иной мере, %

29,10

36,20

26,30

21,70

27,50

7,70

25,30

53,20

62,80

64,00

50,20

Всегда оправдано, %

1,10

0,80

0,60

0,80

1,30

0,40

0,10

5,90

9,10

11,80

3,70

* — данные за 2006 год

 

Снимок

Снимок-2
Снимок-3

И наконец, последний признак распада — это катастрофические явления, происходящие с экономикой западной цивилизации.

Модель социально-экономического развития, распространяемую западной цивилизацией по всему миру, принято называть красивым термином «рыночная экономика». По-сути, это капитализм (несправедливо забытый в научных кругах термин), система, изначально построенная на эксплуатации большинством меньшинства, прежде всего при помощи очень умело выстроенного механизма перераспределения общественного продукта и финансовой системы, основанной на ссудном проценте. С точки зрения нравственной оценки эта модель изначально аморальна ибо основана на социально-экономическом паразитизме, безудержной жажде прибыли и власти.

Сегодня мы стали свидетелями кризиса существующей экономической системы как системы  виртуальной (фиктивной, спекулятивной экономики), кризиса проявляющегося как в экономике США — которая его и породила, так и в мировой экономике в целом.

Относительно виртуализации мировой экономики. Еще в 1980 г. мировые финансовые активы (акции, негосударственные долговые обязательства, государственные долговые обязательства, банковские депозиты) были примерно равны мировому ВВП (соответственно 12 и 10 трлн долл). А в 2007 г. финансовые активы (с учетом деривативов) уже превышали мировой ВВП в 12 раз  [цит. по 12]. В. М. Симчера показывает еще более неутешительную картину: все авалированные (т.е. учтенные и подтвержденные) активы мира на конец 2008 г. оценивались в 2,1-2,5 квадриллиона долларов, в то же время национальное богатство всех стран мира, по самым оптимистичным оценкам, составляло едва ли больше 120-130 трлн долл., а ВВП мира — 70-75 трлн долл [цит. по 12]. То есть авалированные активы во всем мире на этот период примерно в 20 раз превышали национальное богатство и более чем в 33 раза мировое ВВП.

Но любая система рано или поздно приходит в состояние баланса, когда реальный продукт должен соответствовать количеству финансовых ресурсов, поэтому миллионы банкротств просто неизбежны.

Так, российский исследователь С. Мальцев еще до начала глобального экономического кризиса 2008 года отмечал: конец истории виртуального мира человечество переживает именно сейчас. Естественным итогом этого процесса был бы мощный фондовый кризис, в результате которого часть денежных активов должна сгореть. Вопрос только в том, сколько активов сгорит. Пользуясь аналогией с 1929 годом, можно попытаться оценить потери. Только за три месяца 1929 после начала кризиса американского фондового рынка котировки акций упали примерно на 40%. А за три года стоимость фондовых активов снизилась почти в 10 раз. Если такое повторится сегодня, то только в США может сгореть фиктивного капитала на сумму от 4 до 9 трлн долларов, что равно объему американского ВВП. А по всему миру сгорит в два-три раза больше» [13]. И это 2008 год, вторая же волна кризиса принесет еще большие разрушения.

Казалось бы, остановить кризис возможно путем наращивания реального производства, но и здесь мы имеем тупик.

Так, современное развитие техники и технологии позволяет производить огромное количество товаров, но погоня за прибылью в совокупности с возможностями современного производства, реализация стратегии экономического роста породили парадоксальные противоречия:

1. Мы наблюдаем в рамках мировой экономики в целом и на полюсах «развитые страны-страны периферии мирового капитализма»  два дисбаланса: перепроизводство — перепотребление; недопроизводство-недопотребление. Развитие кризиса перепроизводства в мировой экономике в целом (уже сегодня того, что изготавливается, вполне достаточно, чтобы решать самые острые проблемы глобального сообщества и обеспечить для всех жителей планеты достаточный уровень утилитарного потребления) сочетается с кризисом перепотребления, характерного только для стран западной цивилизации. При этом в странах западной цивилизации люди потребляют гораздо больше необходимого, например один американец  в среднем потребляет за восьмерых жителей земли, а по сравнению со странами, не относящимися к «западной цивилизации» — даже за 12 человек [14]. И это происходит на фоне голода в странах «третьего мира», неразвитости в них собственного производства, экологических кризисов и убывания природных ресурсов.

2. Производительность труда растет в условиях все меньших затрат живого труда, что порождает новый парадокс: подъем экономики и снижение реальных доходов среднего класса в условиях «полной занятости» работников.

3. Развитие новых технологий ведет к тому, что достаточно очевидной становится бесполезность деятельности примерно 80% трудоспособного населения Земли, включая как страны ядра, так и страны периферии, отмечает                  Г. Задорожный [15]. По данным ООН, уже в конце ХХ века во всем мире насчитывалось не менее 150 млн безработных и еще 900 млн были заняты частично.

Логично, что дальнейший рост производства не имеет смысла. В ситуации, когда, с одной стороны, рост производства ограничен уровнем потребления и ресурсными возможностями, а с другой — стоимость финансовых активов в несколько раз превышает реальные активы, неизбежно следуют, во-первых, массовые банкротства, а во-вторых — тотальный дефицит активов при стремительном росте их стоимости. Свободный фиктивный финансовый капитал обязательно попытается «узаконить» себя через скупку реальных активов за бесценок, особенно у лиц и стран, находящихся в сложном положении, пока есть такая возможность. А поскольку фиктивного капитала гораздо больше, чем активов, они через некоторое время резко возрастут в цене (и речь идет, прежде всего, обо всех видах ресурсов, в том числе земле, реально эффективном и перспективном производстве и сферах деятельности). Вот почему преступлением для украинской экономики и ее населения является нынешняя приватизация за бесценок стратегически важных предприятий и принятие закона о купле-продаже земли.

Что же удерживало и пока еще удерживает современную виртуальную по экономическим и аморальную по нравственным критериям мировую экономику от кризиса?

Первая группа факторов — факторы, непосредственно связанные с духовно-интеллектуальным развитием, нравственно-психологическими качествами, профессионализмом людей. Это непрофессионализм, недальновидность, безнравственность управленцев, политиков и экономистов. В целом глобальный кризис духовности, отход от традиционных ценностей, созидающих жизнь, и потеря истинного смысла жизни, дефицит образованности и культуры, неспособность большинства людей понять процессы, происходящие в мире. К сожалению, значительную роль в этой глобальной нравственно-интеллектуальной деградации играют СМИ, дающие ограниченную и лживую информацию, манипулирующие сознанием людей. Не отстает в этом процессе и современная система образования. С сожалением приходиться констатировать то, что современное образование активно участвует в процессе разрушения традиционных ценностей и тем самым в производстве духовно-нравственного, нусогенного, экономического кризисов. Высшее образование, особенно если говорить о социальных дисциплинах производит самый ценный  ресурс рыночной экономики – человека бездумного и лишенного нравственных ориентиров.

Второй фактор — это четко разработанный механизм существования виртуальной экономической системы (подробно см. [16]). В выстроенной системе социально-экономического паразитизма существует особый финансово-экономический механизм, обеспечивающий систему перекачки ресурсов, принадлежащих всему человечеству, в свою пользу. Именно благодаря такому механизму и процветают США и ведущие страны Европы.

Третий фактор — внедрение и поддержка в сознании людей мифа о великой Америке и Западном мире (это фактор информационно-психологического воздействия, признан многими учеными). Любой миф содержит иррациональную и рациональную части. Иррациональная основа — психологическая, это доверие народа (к авторитетным лицам, вера в будущее и т.п.) в данном случае к американской политике, правительству, экономической системе, доллару, военной и экономической мощи США, вера в универсальность построенных экономической, политической систем.

Российский интеллектуал В. Иноземцев отмечал: «Будущий кризис — психологический. Это кризис доверия к американской экономике. Сейчас в США существует гигантский торговый дефицит. Масштабы американских долгов огромны. И этот ужасный американский долг когда-нибудь непременно обрушится на их головы. Проблема в том, что никто не знает, когда это случится» [6].

Сегодня США – это страна-банкрот. Так, общая величина совокупного долга США (государственный долг, долги правительств штатов, местных властей, физических лиц, нефинансовых компаний, финансовых секторов экономики), по данным «счетчика американского долга» на 6 октября 2013 г., составила 60,00 трлн долл., или 377 % ВВП [17, с. 23]. А величина «консолидированного» долга (совокупный долг и социальные обязательства государства) США составляет 186 трлн долл, что превышает годовой (2013 г.) ВВП США в  11,6 раза [17, с 28]. Возможностей возврата этого долга в принципе нет: оценка активов экономики США, которая имеется в «счетчике долга» по состоянию на начало октября  2013 г., показывает, что все активы США были равны 104,9 трлн долл, что составляет 56,4%  величины контрактного долга.

Экономика базируется на человеческом доверии. Когда его не станет — система разрушится.

В целом любым изменениям в экономической системе общества всегда предшествуют изменения в духовно-нравственной сфере, в ценностном портрете общества. Потому виртуальная экономика, нацеленная на неудержимое обогащение за счет спекуляций и обмана, возможна лишь в обществе денежной цивилизации. Такой тип общества существует в истории человечества на протяжении нескольких тысяч лет, меняя лишь свою внешнюю форму: разными могут быть формы политического устройства, уровень материальной культуры, господствующая официальная религия. Но суть его неизменна — это общество, в котором главным «символом веры» становятся деньги.

Итак, как мы видим, основой всех кризисов как в прошлом, так и современности, является кризис человеческой личности, духовно-нравственный кризис. Поэтому и преодоление системного кризиса невозможно без возрождения культуры и духовности, воспитания и образования будущих поколений на основе традиционных ценностей.

Литература

  1. Компанієць В. В. Управління розвитком соціально-економічних систем у духовно-моральному та соціокультурному вимірі. Частина 1. Розвиток соціально-економічних систем у духовно-моральному та соціокультурному вимірі. Духовно-моральна соціально-економічна система: монографія /  В. В. Компанієць. – Харків : УкрДАЗТ, 2011. – 305 с.

2. Сорокин Питирим Социальная и культурная динамика: исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений  / Питирим Сорокин; пер. с англ. комментарии и статья В. В. Салова. — СПб.: РХГИ, 2000. — 1036 с.

3. Шпенглер О. Закат Европы / О. Шпенглер. – М. Эксмо, 2009. – 800 с.

4. Юнг Карл Густав Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: ее история и практика / Карл Густав Юнг. — Киев: СИНТО, 1995.

5. Дмитриевич В. В плену геметического круга: О психологии карла Юнга и прозе Германа Гессе  / В. Дмитриевич – Пермь: Православное общество «Панагия», 2001. – 128 с.

6. Мировой кризис начала ХХI века в высказываниях современников [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.polit.nnov.ru/2008/01/29/crisisalarm.

7. Друкер Питер Ф. Задачи менеджмента в ХХI веке [Електронний ресурс]. – Режим доступа: // http://fanread.ru/book/download/9206945/

8. ООН: Прогноз численности населения мира (пересмотр 2010 года) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://demographia.net/oon-prognoz-chislennosti-naseleniya-mira-peresmotr-2010-goda-world-population-prospects-2010                                                                                                                                                                    

9.  Демография мира [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.worldstat.info

10 Гундаров И.А. Пробуждение: пути преодоления демографической катастрофы в России. — М., 2001. — 352 с.

11. World Values Survey Association [Электронный ресурс]. – Режим доступа: (www.worldvaluessurvey.org).

12. Катасонов В. Ю. О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Том 1 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://coollib.com/b/291965/read

13. Мальцев Сергей Мир на излете (1999) [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.thewalls.ru/annals/dollar6.htm.

14. Платонов О. А. Экономика русской цивилизации / О. А. Платонов. – Институт русской цивилизации. – М., 2008. – 800 с. [12, c. 763].

15. Задорожный Г. В. Глобализация как гуманитарный проект человечества (экономическая власть или культура) / Г. В. Задорожный // Социальная экономика. – 2003. – Вып. 2 — 3. – С. 5 — 30.

16. Компаниец В.В. О сущности, механизмах и ценностных основах виртуальной мировой экономики // Финансы, экономика, стратегия. — 2015- Вып. 6., С. 15-18;

17. Катасонов В.Ю. «Америка против России». Агония финансовой пирамиды ФРС. Рэкет и экспроприации Вашингтонского обкома / В.Ю. Катасонов. – М.: Книжный мир, 2014.-384 с.

 

Смотрите также