1402248591_usa

От диктатуры к демократии. Часть 1

Предлагаем вашему вниманию рассказ-сценарий фильма от нашего постоянного читателя, пожелавшего остаться неизвестным. В сатирической форме автор раскрывает сущность современной западной «демократии», и его видение во многом созвучно с идеями, которые высказываются на нашем сайте. В дальнейшем будем именовать автора Александром Неизвестным, для удобства. Публикуем материал в 2-х частях. 

19 августа 2014 года

Пресс-релиз

 

Кинокомпании «Тяньаньмэнь Пикчерс» и «Болотная Продакшнс» 
объявляют о начале совместного производства в США
остросюжетного эпоса-триллера под названием

ОТ ДИКТАТУРЫ К ДЕМОКРАТИИ

Фильм посвящается памяти выдающегося борца за торжество мировой демократии
Александра Исаевича Солженицына (1918–2008)

КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА ДЛЯ ЗРИТЕЛЕЙ МОЛОДОГО ПОКОЛЕНИЯ

Александр Исаевич Солженицын является выдающимся общественно-политическим деятелем XX века, всю свою жизнь посвятившим неустанной борьбе за торжество идеалов мировой демократии. Однако вначале свою широчайшую международную известность Солженицын приобрёл в первую очередь как писатель, как истинный мастер художественного слова. Свой творческий путь в большую литературу, а вместе с ней и в мировую демократию, он начинал в жанре блатного романа, в 1962 году опубликовав мгновенно ставшую знаменитой лагерную повесть «Один день Ивана Денисовича».

Затем Александр Исаевич обратился к жанру ненаучной фантастики, в котором он вскоре достиг вершин поистине непревзойдённого мастерства. В частности, Солженицыным был разработан уникальный творческий метод гебефрении, который лёг в основу его многотомного антиисторического исследования «Архипелаг ГУЛАГ» (1967). За этот фундаментальный труд и за другие выдающиеся эпистолярные заслуги перед мировой демократией в 1970 году Александр Исаевич был удостоен высочайшей награды всех цивилизованных народов – Нобелевской премии по литературе.

 

29711_600

Кульминацией же творческой карьеры великого мастера можно считать его хотя и относительно небольшую, но весьма известную в своё время программную статью «Как нам обустроить Россию». Данная статья была опубликована 18 сентября 1990 года одновременно в двух крупнейших московских газетах – «Комсомольской правде» и «Литературной газете», общим тиражом более 28 миллионов экземпляров. Эта статья Солженицына появилась в самый разгар острейшей борьбы нарождавшейся российской демократии с тоталитарной советской диктатурой, и она оказала огромное влияние на закипавший разум пробуждавшегося в России гражданского общества.

Приведём некоторые наиболее важные цитаты из этого бескомпромиссно принципиального, глубоко программного и поистине пророческого произведения великого мыслителя XX века:

…И так я вижу: надо безотложно, громко, четко объявить: три прибалтийских республики, три закавказских республики, четыре среднеазиатских, да и Молдавия, если её к Румынии больше тянет, эти одиннадцать — да! — НЕПРЕМЕННО И БЕСПОВОРОТНО будут отделены…

…О Казахстане… Да до 1936 года Казахстан ещё считался автономной республикой в РСФСР… И коли в этом охвате они захотят отделиться — то и с Богом…

…Итак, объявить о несомненном праве на полное отделение тех двенадцати республик — надо безотлагательно и твердо. А если какие-то из них заколеблются, отделяться ли им? С той же несомненностью вынуждены объявить о НАШЕМ отделении от них — мы, оставшиеся…

Эти смело произнесённые Александром Исаевичем дерзкие слова в 1990 году стали для бушующих демократических масс решительным, прямым и предельно чётким руководством к действию. Поэтому всего через год после публикации той статьи Солженицына некогда единый могучий Советский Союз был жёстко и безжалостно разделён на множество мелких и слабых независимых республик, многие из которых немедленно погрузились в кровавый хаос гражданских войн и межэтнических конфликтов.

* * *

Отдавая должную дань Солженицыну как истинному пророку мировой демократии, обратим внимание на то, что Александр Исаевич сумел намного опередить своё время. Ибо и сегодня именно по озвученным им принципам верные продолжатели его дела «непременно и бесповоротно» требуют от центральных областей России: «Хватит кормить Кавказ». В Сибири они требуют: «Хватит кормить Москву». А сама Москва, особенно в пределах Садового кольца и Рублёвки, уже давно решила, что хватит ей «кормить» всю остальную Россию.

Далее же всех по очертанному Солженицыным пути мировой демократии продвинулась бандеровская хунта, которая в 2014 году гордо выступила в авангарде всех гуманистических сил свободного мира и начала напрямую осуществлять тотальный геноцид русского населения на Украине. Демократический геноцид русских идёт полным ходом потому, что с точки зрения мировой демократии русский народ, во-первых, генетически виновен во всех бедах как истории, так и современности. Во-вторых, этот народ являет собой смертельную угрозу всему цивилизованному миру уже самим фактом своего дикарского существования вне единственно правильной и богоизбранной суперцивилизации Запада, столетиями живя вопреки её не должным подвергаться ни малейшему сомнению законам.

В этой ситуации обратим особое внимание на то, что откровенный геноцид русских на Украине происходит совершенно безнаказанно при фактически полном бездействии Российской Федерации; бездействии, которое в первую очередь вызвано общей военной и экономической слабостью современной России. Для того же, чтобы лучше понять причины этой слабости; чтобы понять, как и почему в 1990-е годы в России были почти полностью уничтожены ранее бывшие самыми сильными в мире армия и оборонная промышленность; чтобы понять, как была практически уничтожена вообще вся серьёзная промышленность; – следует просто продолжить чтение всё той же самой статьи «Как нам обустроить Россию».

Снова процитируем программные и пророческие слова Александра Исаевича Солженицына, кавалера высшей награды демократизированной Российской Федерации – ордена Святого апостола Андрея Первозванного, полученного им в 1998 году «за выдающиеся заслуги перед Отечеством»:

…А до каких пор и зачем нам выдувать всё новые, новые виды наступательного оружия? да всеокеанский военный флот? Планету захватывать? А это всё — уже сотни миллиардов в год. И это тоже надо отрубить — в одночас. Может подождать — и Космос…

…И этого мало? Так пресечь безоглядные капитальные вложения в промышленность, не успевающие ожить…

Характерно, что и эту, и многие другие свои статьи Александр Исаевич написал, проживая в США (с 1976 по 1994 год) и регулярно получая от американской и мировой демократии весьма приличные суммы долларов в оплату за оказываемые им литературно-публицистические услуги.

* * *

Искренне восхищаясь беспримерным гражданским подвигом Солженицына, давайте вспомним некоторые основные жизненные вехи этого жившего не по лжи великого демократа. Мы увидим, что его личный путь от диктатуры к демократии был полон тяжёлых испытаний и смертельных опасностей. Так, во время Второй мировой войны, будучи офицером Красной Армии и находясь на немецком фронте, Александр Исаевич несколько наивно попытался продолжить незаконченное дело законно репрессированного в 1937 году маршала Тухачевского.

В частности, Солженицын занимался созданием подпольной организации военных для свержения тогдашнего Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР И. В. Сталина. При этом в своей эзотерической переписке с другими заговорщиками и в личном дневнике, ведение которого по законам военного времени было строго запрещено, Александр Исаевич называл Верховного Главнокомандующего «паханом» и требовал срочного восстановления «ленинских норм демократии».

В 1945 году попытка заговора Солженицына была раскрыта армейской контрразведкой «СМЕРШ», а сам Александр Исаевич был арестован и осуждён на 8 лет исправительно-трудовых лагерей. В течение первых лет заключения будущий гений мировой литературы отбывал наказание в особых конструкторских бюро (шарашках), где работал по своей гражданской специальности математика.

Следует признать, что в 1945 году Александру Исаевичу чрезвычайно повезло, ибо он находился в рядах именно Красной Армии, а не в рядах других воюющих армий Второй мировой войны. Например, офицеру Вермахта едва ли удалось бы заниматься математикой после того, как Гестапо раскрыло бы его участие в заговоре по свержению «пахана» Гитлера. Весьма сомнительно, что и офицер Британской армии выжил бы в случае организации попытки свержения «пахана» короля Георга VI. И ещё страшнее представить, какая судьба ожидала бы заговорщика Солженицына, будь он офицером японской армии и задумай он свергнуть «пахана» императора Хирохито.

Однако ни в те годы, ни позднее, Александр Исаевич, увы, совершенно не оценил всю степень глубины гуманизма, проявленного в его отношении «паханом» Сталиным и «кровавой гэбней». Более того, будущий гений мировой литературы умудрился разругаться с начальством своей шарашки, за что был отправлен на стройку в Экибастуз. Правда, и там его не только не повесили, не расстреляли и не ассистировали ему в проведении харакири, но даже назначили бригадиром. И, что сегодня кажется совершенно невероятным, но тем не менее является документально подтверждённым историческим фактом, в те годы именно «кровавая гэбня» абсолютно бесплатно вылечила восходящего светоча демократии от вовремя обнаруженного у него рака яичка.

* * *

Годы, столь плодотворно проведённые в лагерной среде бандеровцев, власовцев, дезертиров, предателей и просто подонков, наложили неизгладимую печать на всю последующую творческую деятельность выдающегося борца с тоталитарной советской системой. Как и любой другой закостенелый уголовник, он научился мастерски скулить о том, что и он сам, и все те, кто отбывал с ним срок – это сплошь незаконно осуждённые и абсолютно невинные люди, ставшие несчастными жертвами «сталинского террора». В своё и в их оправдание Александр Исаевич за долгие годы творческой жизни сочинил и литературно пересказал множество разнообразных блатных баек о зверствах «мусоров» и «кровавой гэбни», одновременно во всех красках расписывая страдания несчастных сидельцев.

Обретённое Солженицыным в лагере столь утончённое умение «в натуре нагнать пургу» впоследствии особенно помогло ему при написании крупнейшего творения его жизни – «Архипелага ГУЛАГ». И конечно же, именно благодаря истинно блатному взгляду на мир, навсегда укоренившемуся у Александра Исаевича в те годы, великий мастер литературы и оказался столь духовно близок всем тем уголовникам и подонкам, которые всегда составляли и сегодня составляют элиту мировой демократии. Отсюда с неизбежной закономерностью следует и тот факт, что Солженицын не мог не стать высочайшим аморальным авторитетом для тех реальных пацанов, которые конкретно приватизировали Россию в конце 1980-х и в 1990-е годы и сформировали из себя её новую, демократическую элиту.

Между тем, своё первое широкое признание во властных кругах Москвы Солженицын получил ещё задолго до перестройки – во время хрущёвской «оттепели». Как пусть и несостоявшийся, но всё же убийца Сталина, он, естественно, стал одним из главных кумиров всех пламенных хрущёвских борцов с «культом личности». Увы, но тогда время для настоящей демократии в России ещё не пришло. «Оттепель» сменилась «застоем», и в 1974 году за тот непрекращающийся поток словесных помоев, который выдающийся русский писатель непрерывно выливал на Россию, его крайне жестоко наказали – лишили Советского гражданства.

Затем Председатель КГБ Ю. В. Андропов самолично проследил за отправкой диссидента-мученика Солженицына на комфортабельном авиалайнере к его сообщникам-демократам в ФРГ. С тех пор Александр Исаевич мог уже совсем беспрепятственно, и имея в своём распоряжении самые современные технологии манипуляции массовым сознанием, помогать западным визави Юрия Владимировича в подготовке спецоперации «Перестройка». В ходе же столь долгожданной и, наконец, наступившей эры демократизации России, генеральный протеже гениального Юрия Владимировича – Михаил Сергеевич Горбачёв, на пару со своим дублёром Борисом Николаевичем Ельциным, окончательно превратили уголовника Солженицына в реального пахана демократии и настоящего героя в законе.

√орбачев ћ.—. и ≈льцин Ѕ.Ќ. в президиуме партконференции, 1990 г.

В 1990-е годы нетленные произведения Александра Исаевича были торжественно включены в обязательную часть всех РФ-ских школьных программ по русской литературе, вытеснив оттуда такую принципиально несовместимую с либеральными ценностями тоталитарную писанину как роман А. С. Пушкина «Дубровский» и повесть Н. В. Гоголя «Тарас Бульба». В конечном итоге, для целых поколений освобождённых от тоталитарной диктатуры «дорогих россиян» Солженицын стал ярчайшим примером для подражания тому, как именно следует брезгливо презирать, изощрённо предавать, а также достаточно выгодно продавать свою Родину.

КОНЕЦ ИСТОРИЧЕСКОЙ СПРАВКИ

СЦЕНАРИЙ КИНОФИЛЬМА «ОТ ДИКТАТУРЫ К ДЕМОКРАТИИ»

Начальные титры. Звучит музыка марша из оперы С. Прокофьева «Любовь к трём апельсинам».

В основу сценария положены реальные события и факты, однако все персонажи являются вымышленными, и их любое совпадение с реальными лицами, живущими ныне или уже умершими, следует считать сугубо случайным. Просмотр детям до 16 лет разрешён только в сопровождении взрослых.

Посвящается памяти Александра Исаевича Солженицына.

* * *

Конец Второй мировой войны. Битва за Окинаву. Бравые американские Джи-Ай методично поливают напалмом утлые убежища безоружного японского гражданского населения. Однако японские женщины предпочитают покончить с собой, нежели сдаться в плен и подвергнуться групповому изнасилованию американскими солдатами. Японские мужчины тоже никогда не сдаются в плен. Они знают, что в американской армии служит множество геев.

У капитана американских морпехов Джона Опухшее Яйцо рак яичка. Однако он ещё не знает об этом. У Джона развивается интоксикация. Он вдруг решает, что вице-президент США Гарри Трумэн предал идеалы американской демократии и тайно вступил в тоталитарную сатанинскую масонскую секту. Джону случается видение, в котором грандмейстер Великой Ложи штата Миссури Трумэн умертвляет демократически избранного президента Соединённых Штатов Франклина Делано Рузвельта, чтобы узурпировать государственную власть и вместе с английским сатанистом Черчиллем развязать мировую ядерную войну.

Джон начинает искать среди своих знакомых тех, кто помог бы ему свергнуть преступного пахана-грандмейстера Трумэна и восстановить линкольновские нормы буржуазной демократии. Таким образом он надеется избавить родную Америку от угрозы тоталитарной диктатуры масонского рабства и предотвратить расползание голубой масонской чумы по всему свободному миру.

Однако всевидящее око кровавого ФБР не дремлет. С помощью своих коллег из АНБ, ФБР-овские палачи перехватывают невинную смс-ку Джона, неосторожно посланную его виртуальному другу. Затем, посредством удалённого доступа через ЯблоОблако[1], АНБ незаметно копирует всё содержимое Яблофона[2] Джона. В этом Яблофоне Джон уже много лет бережно ведёт свой дневник, с трудом попадая по буквам на сенсорном экране пальцами, трясущимися после многочасовой стрельбы из крупнокалиберного пулемёта.

* * *

Оперативники ФБР отправляют копию дневника Джона в ЯблоПрокладку[3] Клайда Толсона (Clyde Tolson). Толсон является преданным заместителем Дж. Эдгара Гувера[4], который на протяжении целых 48 лет, с 1924 по 1972 год, бессменно занимает должность директора ФБР.

Глубокая ночь. Клайду Толсону снятся кошмары. Ему слышится мелодия песни «Озеро огня» группы Нирвана («Lake of Fire» by Nirvana, 1994). Клайду во сне является Великий Архитектор Вселенной и требует перерезать строительным лекалом горло Джону Опухшее Яйцо. Толсон в ужасе просыпается. Он решается растолкать храпящего рядом Дж. Эдгара Гувера и показать ему свою ЯблоПрокладку с копией дневника Джона.

hoovermasson01

Едва продрав глаза, Гувер бьёт Толсона по лбу неким вытянутым продолговатым предметом из силикона, который обычно лежит у них на прикроватной тумбочке. Это происходит потому, что спросонья Гувер решает, что Толсон со своей ЯблоПрокладкой снова подобрал пароль к серверу фотографий службы наружного наблюдения ФБР, и поэтому теперь опять ревнует его к еврею Рою Маркусу Кону (Roy Marcus Cohn), прокурору по борьбе с гомосексуализмом в комиссии сенатора Маккарти[5].

Однажды Толсон уже забирался в личный архив Гувера, в котором хранится ценнейшая картотека с фотографиями и другими компрометирующими материалами на каждого американского политика, бизнесмена, чиновника и профсоюзного активиста. Тогда со стороны Клайда последовал большой семейный скандал, слёзы ревности и горькие обиды. После этого случая Толсону было строго настрого наказано совать свой нос только туда, куда следует.

Придя в себя и разобравшись в чём дело, Дж. Эдгар Гувер приказывает немедленно арестовать Джона Опухшее Яйцо и отправить его на допрос прямо в комиссию сенатора Маккарти.

* * *

Самодовольные ФБР-овские изуверы грубо выталкивают Джона из полевого «Макдональдса» на Окинаве, в котором он под звуки «Валькирии» Вагнера с наслаждением покуривает травку в редкие минуты отдыха между акциями умиротворения. Приставив к затылку Джона карабин М-1, ФБР-овцы заставляют его на виду у всего батальона переодеться в полосатую арестантскую робу. Эту робу из обгорелых американских флагов сшили пленные японки и японцы, живущие в казарме морпехов около параши.

В мрачной и душной тюремной камере проходит заседание комиссии сенатора Маккарти по расследованию антиамериканской деятельности в жуткие годы гуверовского беззакония. Прокурор-садист Рой Маркус Кон изощрённо пытает кристально честного, живущего не по лжи, боевого капитана морской пехоты. Острыми концами циркуля, к которым подведены электрические провода высокого напряжения, Рой Маркус Кон тыкает в мокрые от пота яички Джона.

Прокурор требует, чтобы Джон подписал признание в том, что он – криптоеврей, шпионящий вместе с Розенбергами против Великой Америки в пользу жидо-коммунистического кагала паяца Михоэлса. Джон мужественно всё отрицает. Он неоднократно заявляет свой официальный протест и сообщает, что глубоко возмущён имеющими место массовыми нарушениями 4-й и 5-й поправок к Конституции США, а также 12-й статьи Всеобщей декларации прав человека.

В этот момент сенатор Маккарти, который наблюдает за допросом из соседней комнаты через одностороннее зеркало, врывается в камеру и в припадке ярости ножом для сигар, изготовленном в форме угольника, отрезает Джону одно яичко. Сам того не ведая, Маккарти спасает этим Джона от раковой опухоли.

* * *

Истекающего из мошонки кровью Джона отправляют на вечную ссылку в Гуантанамо, в страшное чистилище гуверовского террора. Это огромная тюрьма для всех тех, кто посмел отправить смс-ку или сообщение по электронной почте с неодобрением либеральных представлений о свободе слова и правах человека. Чтобы оказать на Джона особое давление, его сажают в камеру с несколькими весьма тёмными личностями, которыми в основном являются негры.

Через некоторое время Джон залечивает свою кровоточащую рану, в чём ему тайно помогает бывший вожак молодых раввинов Алеутско-эскимосской буржуазной капиталистической республики. Этому молодому раввину каким-то образом удалось устроиться на работу в тюремную синагогу, используя связи своего высокопоставленного покровителя Эскимоосинена. Чтобы заплатить молодому раввину за помощь, Джону приходится отдать ему одну унцию своей крайней плоти, пройдя процедуру инициации в иудаизм. Раввин трепетно делает Джону обрезание.

Не без помощи раввина Джону также удаётся стать тюремным библиотекарем. Будучи по образованию математиком, Джон учит других заключённых тому, как правильно извлекать из Интернета номера кредитных карточек и заказывать себе на зону посылки с гревом из eBay и онлайн магазинов. Однако, содержимое большей части честно заработанных заключёнными посылок всё равно забирают себе ненавистные ФБР-овские вертухаи.

В это время Дж. Эдгар Гувер, с целью дальнейшего усиления тотальной диктатуры полностью подконтрольного ему ФБР и с целью организации многомиллионного кровавого жертвоприношения во Вьетнаме сатанинским божествам мировой демократии, организует убийство ещё одного демократически избранного американского президента – католика Джона Кеннеди, а несколько позднее – убийство и быстро набирающего популярность среди простых американцев его брата Роберта Кеннеди.

* * *

Идут годы. После долгих лет холодной войны с собственным народом в США начинается оттепель рейгановских реформ. Тюрьма в Гуантанамо приватизируется. Её новые владельцы из компании «Холлибартон» (Halliburton) назначают тюремными менеджерами постаревших танцовщиц из элитного стриптиз-клуба под названием «Пентагоноборонсервис», который располагается непосредственно в штабном бункере министра обороны США. Эти высокоэффективные менеджеры внедряют в тюрьме систему полного аутсорсинга. Теперь всё бельё из Гуантанамо еженедельно возится на стирку в Китай.

По тайной протекции всё того же вожака молодых раввинов, который в ходе бурно идущей оттепели совершенно случайно занимает место председателя Агентства Национальной Безопасности, Джону удаётся незаметно спрятаться в контейнере с грязным нижним бельём посетителей тюремной синагоги. Таким образом он незаметно добирается до Поднебесной, где глубоко проникается идеями маоизма и с воодушевлением вступает в ряды хунвейбинов. В последующие годы Джон много ездит по китайским провинциям и странам свободного от масонов мира, публично выступая и проклиная гнилую и разлагающуюся Америку.

В качестве фоновой музыки звучит песня «Хозяева войны» Боба Дилана («Masters of War» by Bob Dylan, 1963). Сидя на корточках на земляном полу в простой деревенской хижине, Джон Опухшее Яйцо страстно изучает цитатник Мао Цзэдуна и пишет на его основе множество книг и статей, восхваляющих общечеловеческие китайские ценности, китайский образец демократии и китайские идеалы прав человека. Одновременно Джон разоблачает перед народами мира зверские преступления сатанинского режима в Америке, показывает им всю глубину ужаса гуверовского террора и срывает маски с кровавых ФБР, ЦРУ и АНБ. За проявленную высокую нравственность и гуманизм Джону присуждается Всемирная премия мира имени китайских алхимиков-изобретателей пороха.

В один из тёплых июньских дней в маленькой глухой китайской деревушке с населением около полумиллиона человек у Джона рождается сын, которого он называет Эдвардом, и который тайно живёт под вымышленной фамилией «Снежный Дэн».

* * *

Проходит два десятилетия. Америка вновь погружается в эпоху глубокого экономического застоя и депрессии. Рональд Рейган впадает в глубокий старческий маразм, политкорректно называемый болезнью Альцгеймера. Джордж Буш-младший, недавно переизбранный президентом США на третий срок, не знает, что ему делать. Когда он просит новые инвестиции у арабских нефтяных монархов, те кидают в него башмаками. Когда он просит новые займы у китайцев, те делают вид, что они не понимают по-английски. В России он тоже взять больше ничего не может, поскольку оттуда и так уже вывезено всё.

Последним актом отчаяния американского президента становится попытка установить демократию в отдельно взятой Белоруссии (с целью захвата её богатейших месторождений нефти и сланцевого газа). Следуя секретной военно-политической стратегии, тщательно разработанной лучшими американскими аналитиками под руководством новоназначенного Государственного секретаря Джен Псаки, президент посылает к берегам Белоруссии Шестой флот США.

Официальным поводом для вторжения в Белоруссию становится её обвинение в государственной поддержке терроризма. Главным свидетелем этого обвинения выступает бывший глава белорусского парламента Станислав Шушкевич. Он под присягой сообщает, что лично обучал Ли Харви Освальда, будущего убийцу американского президента Кеннеди, во время работы Освальда в 1960 году на «Минском радиозаводе имени Ленина».

Вскоре после начала боевых действий американский флот одерживает блестящую победу, сходу уничтожая внезапным ядерным ударом крепость Брест и расположенную возле неё крупнейшую базу ВМФ. Однако затем, пытаясь поскорее развить своё победоносное наступление, Шестой флот неожиданно садится на мель на равнинах Бретани. Предпочитая героическую смерть позорному поражению, бравые американские моряки все как один идут ко дну в винных погребах близлежащих таверн. Вместе в ними тонет и последняя надежда Америки на поступление из её мировых колоний награбленной в них добычи.

* * *

Хотя Джон Опухшее Яйцо уже давно проживает в Китае, он сильно взволнован судьбой своего звёздно-полосатого отечества. Вскоре Джон получает большой секретный пакет из закрытого пекинского Института белодомоводства. Ознакомившись с содержимым пакета, Джон с воодушевлением пишет пророческую статью «Как нам обустроить Америку» и посылает её в главные американские газеты. «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост» одновременно публикуют это выдающееся произведение Джона, ибо обе газеты были заранее скуплены на корню неизвестными китайскими инвесторами.

В связи с тем, что в Америке теперь издаются не бумажные, а исключительно электронные версии газет, книг и журналов, текст статьи Джона, загружаемый в Яблофоны, ЯблоПрокладки и на веб-сайты, непрерывно меняется. Это происходит по мере хода торгов на американской рекламной бирже. Участниками этих торгов являются редакции СМИ и рекламодатели. Они в реальном времени перепродают друг другу права на вписание в тексты всех статей, книг и сценариев телепередач, выходящих в США, упоминаний о рекламируемых брендах и товарах.

Однако американская общественность практически не замечает этих непрерывных изменений, поскольку она уже давно разучилась читать и может лишь разглядывать картинки комиксов, сопровождающих газетные тексты. Получив в свои Яблофоны комиксы к статье Джона, созданные ведущими китайскими аниматорами, рядовые американцы один за другим начинают отправлять недовольные смайлики на страницу президента США в Твиттере.

[1] Также известно как Айклауд (iCloud).

[2] Также известен как Айфон (iPhone).

[3] Также известна как Айпад (iPad).

[4] См. американский кинофильм «Дж. Эдгар» (J. Edgar, 2011).

[5] См. американский кинофильм «Гражданин Кон» (Citizen Cohn, 1992).

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

wpDiscuz

Смотрите также