07-эко

О СУТИ И ЦЕЛЯХ ЭКОНОМИКИ

Работа нашего постоянного корреспондента В.В.Компаниец, доктора экономических наук, профессор кафедры экономики и  управления производственным и коммерческим бизнесом Украинского государственного университета  железнодорожного транспорта.

Эффективность деятельности любой сложной системы во многом зависит от понимания сути этой системы и ее истинных целей.  К современной экономике это относится в первую очередь, поскольку трактовка сути экономики и ее целей искажены настолько, что человек – главное действующее лицо экономических отношений, оказывается за бортом  экономической системы, а цель экономики в реальном экономическом пространстве часто сводится лишь к получению прибыли и накоплению благ. В свою очередь неправильное понимание целей системы приводит к тому, что система деформируется. А для того, чтобы построить здоровую экономику, направленную на служение интересам отдельного человека  и общества в целом, нужно правильно выстроить систему целей экономики.

Чтобы понять суть экономики весьма важно обратиться к истокам этого ключевого для нас понятия.

 

О сути экономики. Экономика и хрематистика

Термин «экономика» возник более чем две тысячи лет назад и приобрел международное значение. Древнегреческий философ, историк Ксенофонт (430 — 355 гг.) не только ввел его в научный оборот, но и написал первый трактат об экономике. Два греческих слова οίκος («эйкос») «дом, хозяйство» и νόμος («номос») «обычай, закон» были объединены в одно — οἰκονομία («экономикос»), которое потом несколько видоизменилось в разных языках. Слово οἰκονομία в буквальном смысле означает «управление домом», или «домостроительство». Но для древних греков слово «дом» имело более широкое значение, чем собственный дом, это и семейное хозяйствование, управление хозяйством в целом, и наука управления хозяйством.

Также следует отметить, что такое сочетание слов — «дом, хозяйство» и «закон» изначально необходимо было бы трактовать, как хозяйствование, которое ведется согласно законов, правил и норм. Уже древние греки понимали, что хозяйство следует вести, выполняя определенные правила, не нарушая законов.

Аристотель (384-322 гг. до н. э.) использовал термин «экономия» и производное от него «экономика» в этом же смысле. Науку о хозяйстве Аристотель делил на две части: экономику — домостроительство, которое понималось им как наука о производстве для потребления, и хрематистику — науку о меновом хозяйстве и обогащении [1]. По Аристотелю, экономика — это естественная хозяйственная деятельность, связанная с производством необходимых для жизни продуктов, потребительных стоимостей. Хрематистика же основана на противоестественном стремлении к деньгам и богатству как к цели жизни. Хрематистика — это искусство наживать имущество, то есть деятельность, направленная на извлечение прибыли, накопление богатства, особенно в форме денег, или искусство вложения и накопления капитала.

Примечательно, что естественным и оправданным Аристотель считал только способ приобретения благ с помощью собственного производства необходимых для жизни продуктов. Хрематистика с моральной точки зрения им осуждалась. Следует подчеркнуть то, что Аристотель считал, что стремление к богатству будет способствовать возникновению в  полисе (государстве) очень богатых и очень бедных граждан и это приведет к его разрушению. Эту мысль ученого, к сожалению, подтверждают и реалии событий, происходящих во многих постсоветских государствах.

Аристотель очень мудро полагал, что хрематистика неизбежна и потому он отводил ей подчиненное положение, считая, что основную роль в хозяйственной системе государства должна занимать экономика как домостроительство.

Термин «хрематистика» не получил такого признания и распространения как «экономика», но сама идея Аристотеля о разделении экономической деятельности по этическому критерию на две части остается актуальной до наших дней. Но, по немыслимой иронии, в современной экономической науке термин «экономика», по сути, отождествляется с аристотелевской хрематистикой, так как главная цель экономической деятельности, со времен Адама Смита, времен «ссоры» экономики с философией, видится в получении прибыли.

На Руси к XVIII в. не существовало понятия «экономика». Самобытный хозяйственный уклад, который существовал на Руси, имел название «домостроительство», как, собственно, и теория хозяйствования. Домостроительство понималось прежде всего как искусство, наука вести хозяйство с целью обеспечения достатка и благосостояния на духовно-нравственных основах, погоня за прибылью как самоцель изначально исключалась. Первый систематизированный сборник правил ведения хозяйства имел название «Домострой» [2]. «Домострой» был основан на нормах православной морали и в нем неразрывно сочетались правила ведения эффективного хозяйства и правила духовно-нравственной жизни. То есть, как и в греческом варианте, домостроительство — это хозяйствование на основе определенных законов, норм (в данном случае — нравственных норм православия).

Слово «хозяйство» употреблялось как синоним домостроительства. Наиболее известный толковый словарь живого великорусского языка В. Даля объясняет, что «хозяйствовать, хозяйничать» —  это значит — «быть хозяином, управлять хозяйством; распоряжаться порядком занятий, работ, прибылью и расходами, держать домашний порядок, накапливать», собирать, а  слово «хозяйство» трактует как «домоводство, домостройство; заведованье, управленье порядком и расходами по заведенью, напр. по заводу» и приводит, в частности, такие категории, как домашнее хозяйство, сельское хозяйство, государственное хозяйство [3].

Итак, мы видим, что благодаря своему происхождению термины «экономика» и «хозяйствование», «хозяйство» могут употребляться как синонимы.  Хотя, следует отметить, что современная экономическая деятельность довольно часто теряет свой первоначальный смысл и становится сферой человеческой деятельности, направленной на получение наживы и прибыли любой ценой, т.е. хрематистикой.

 

О целях экономики

 

Фундаментальный вопрос, ответ на который определяет существенную разницу в понимании различий и особенностей разных экономических систем и является камнем преткновения для экономической теории, это вопрос о целях экономики. И вопрос этот не экономический, но мировоззренческий. Экономика как наука социальная, непосредственно связанная с существованием человека и общества, не может по своей природе быть оторванной от мировоззрения. Найти  ответ на вопрос о целях экономики невозможно без определенных представлений  о  природе, происхождении и смысле жизни человека, его предназначении, о целях, ценностях, потребностях человека. Поэтому понимание сути экономики базируется на философском или религиозном ее осмыслении.

Мировоззренческую основу экономической науки и ее субъективность впервые отметил С. Н. Булгаков в работе «Краткий очерк политической экономии» [4]. В ней он указал, что основной задачей политической экономии является создание социального и экономического идеалов, и что эти идеалы в первую очередь зависят от мировоззрения определенного ученого (круга ученых), которое сформировано на соответствующем религиозном или философском фундаменте. Поэтому он, в частности,  писал и о необходимости создания наряду с западной, буржуазной политэкономией христианской экономической науки, которая существенно будет отличаться от западной. Также он подчеркивал необходимость построения экономической и социальной политики государства, которая соответствует христианским принципам и идеалам существования человека и мира, тому смыслу жизни, которое дает человеку христианство.

В работе «Об экономическом идеале» С. Н. Булгаков пишет, что «основная дилемма политической экономии состоит в ответе на вопрос о цели и назначении человеческой жизни» [5, с. 646]. К тому же он отмечает, что этот вопрос решается вне политической экономии, поэтому она не может существовать отдельно от философии и морали.

Ученый подчеркивает, что в зависимости от понимания смысла жизни человека в экономической науке формируются разные представления о социальном и экономическом идеалах общества, а, следовательно, по-разному воспринимается социально-экономическая жизнь, формируется программа построения определенных идеалов не только в теории, но и на практике.

К сожалению, современная экономическая наука до недавнего времени была пронизана духом детерминизма, она не признавала приоритета духовно-нравственного закона в закономерностях, согласно которым развивается хозяйственная деятельность отдельного человека или общества в целом.

Экономизм, экономический детерминизм, базирующийся на материалистическом мировоззрении, основную цель существования экономики видит в росте материального благосостояния, общественного богатства, в достаточном удовлетворении человеческих потребностей в товарах и услугах, то есть в сокращении дефицита, а на уровне хозяйствующего субъекта — в получении прибыли. Основополагающий тезис классической экономики: «Если богатство предпочтительнее бедности, значит, суть экономики заключается в накоплении и распределении земных благ» и учение о хозяйствовании призвано исследовать главные условия, которые способствуют выполнению данной задачи» [6, с. 275]. Эта цель, как кажется на первый взгляд, является ценностно-нейтральной, но на самом деле она базируется на определенной мировоззренческой основе. В основе такого понимания экономики лежит догматическое, то есть принятое на веру и не требующее доказательств убеждение в том, что недостаток материальных благ — это несчастье, которое должно быть устранено, и поэтому абсолютно разумным является увеличение объема общественного продукта. Однако, эта ценностная предпосылка экономизма, как справедливо указывали Е. Кюнт и А. Рих, «имеет обязательную силу совсем не для всех», ее нельзя оправдать тем, «что на западе она до сих пор принималась большинством людей» [6, с. 277].

Следовательно, цель жизни человека видится преимущественно в материальных координатах, роль человека в экономике сводится к концепции «человека экономического» — рационального и разумного эгоиста, который, действуя в собственных интересах, почему-то тем самым способствует оптимальному удовлетворению интересов общества в целом. И хотя в экономической теории признается наличие у человека моральных ощущений, например альтруизма, честности, а в поздних концепциях — стремления к социальной и творческой реализации, признается, что человек экономический ограничен в информации, возможностях ее осмысления и поэтому принимает не оптимальное решение, а лишь приемлемое для него, в конце концов, все в жизни человека, в его работе подчиняется экономическим факторам.

В различных современных западных теориях можно увидеть множество отступлений от базовой модели, однако они сохраняют приверженность некоему усредненному подходу к человеку. Рациональный эгоизм является непременным условием решения практически всех экономических задач — от теоретических до прикладных, от расчетов поведения индивида и, что самое важное, вплоть до экономической политики.

История экономического развития и философско-экономической мысли свидетельствует о том что, кроме такого понимания экономики и человека, в ней существует и другое. Оно было сформировано на основе христианского мировоззрения.

Согласно христианскому мировоззрению, человек — духовно-телесное существо. Смысл его жизни раскрывается только в духовном измерении. Все земные условия его существования, в том числе хозяйственные, — конечны и должны служить лишь для того, чтобы человек мог стать наследником вечной жизни. Человек имеет не только тело, но и разумную душу и высшую силу — дух. Соответственно, его потребности представлены нуждами телесными, душевными и духовными. Телесные потребности — это потребности материальные (физиологические) и потребности в безопасности. Потребности души, в соответствии с силами души (разумная, эмоциональная, волевая) — это потребности: в приобретении знаний о мире; в творческой самореализации; в получении радости, любви, счастья; в реализации себя, в т. ч. через труд; в общении, понимании, в необходимости быть полезным другим; потребность в действии. Высшие потребности человека — это потребности духовные, без реализации их человек теряет истинный смысл жизни, не может полноценно раскрыть свою человеческую сущность и свое предназначение. Духовная сила в человеке — это сила создающая, преобразующая и организующая, сила, которая объединяет и дисциплинирует. Духовные потребности проявляются в стремлениях: к дисциплине ума, сердца и воли (человек стремится к целостности мыслей, чувств, поступков, к выбору духовно полезного для себя и для окружающих и к преодолению бесполезного); к обретению власти над низшими желаниями и построению своего ценностного мира, а значит, и поступков в соответствии с  иерархией — Бог, Отечество, ближний, я; в стремлении к абсолютным ценностям и недовольстве всем относительным и земным; в стремлении к полноте Божественного совершенства, общению с Богом. Также духовные потребности проявляются как творческая сила, которая взращивает личность и созидает окружающий мир, как потребность жить по совести, потребность жертвенной любви к ближнему, к Богу.

Смысл жизни человека — наследование Царства небесного, а весь его земной путь, в т. ч. хозяйственная деятельность, — это своеобразный «испытательный полигон», временные условия, в которых человек должен научиться верить, любить, прощать. И эти условия творит сам человек. Окружающий мир и хозяйственную деятельность он создает по своему образу и подобию. И хозяйственный мир, созданный человеком, должен, по крайней мере, не мешать достижению главной его цели, а лучше, если он будет способствовать этому.

Христианская теология стала фундаментом нескольких направлений научной мысли. Это восточнославянская философско-экономическая школа (конец XIX — начало ХХ вв.), исследования А. Риха, объединенные в фундаментальный труд «Хозяйственная этика» [6], современная немецкая школа экономической этики.

Экономика по своей сути антропологична, ведь она существует не для самой себя, а для человека, все в хозяйственной деятельности идет от человека и к человеку. Такой подход к пониманию экономики предложили представители восточнославянской экономической мысли — исторического морально-этического направления, у истоков которого стоял С. Н. Булгаков. Экономика рассматривается им как часть науки о человеке, а хозяйство — не только как процесс индивидуальный, но и родовой, исторический, как реализация деятельного, творческого отношения человека к миру. Развивается положение о преемственности социальных и духовных явлений, определяющих тип хозяйствования. В центре такого исследования находится человек как конкретный духовный тип со всей сложностью и многообразием психологических мотиваций.

С. Н. Булгаков осмысливает хозяйство как явление духовной жизни, вводит понятие «дух хозяйства». И это понятно. Степень своей духовности (состояние души) человек переносит на весь внешний мир, на свои отношения с людьми, свое отношение к труду, богатству, собственности.

В соответствии с антропологическим подходом к экономике и с видением человека в христианском мировоззрении, которое было присуще восточнославянской философско-экономической мысли, систему целей экономики необходимо определить следующим образом.

Базовая, фундаментальная цель экономики — обеспечение реализации базовых потребностей личности и общества, жизни и ее роста. «Фундаментальная цель экономики — служение жизни» [6, с. 282]. С. Н. Булгаков писал так: «Хозяйство есть борьба человечества со стихийными силами природы в целях защиты и расширения жизни, покорения и очеловечивания природы» [7, с. 85]. Экономика должна, прежде всего, удовлетворять элементарные жизненные потребности, создавать и предлагать достаточное количество качественных товаров и услуг, необходимых для достойного существования человека и общества.

Чтобы реализовать эту, преимущественно материальную, цель, необходим производительный труд.

Так, Н.А. Бердяев отмечает: «Рост производительности, овладение стихийными силами природы есть необходимое условие победы над нуждой, бедностью и голодом в плане материальном. Неисполнение этого основного условия, этой заповеди производительности труда и ожидание социального благополучия есть требование социального чуда, есть вымогательство чуда» [8, с. 471].

Невозможно обеспечить высокий уровень жизни населения без продуктивного и в количественном, и в качественном измерении труда. Н.А. Бердяев еще в начале ХХ ст. подчеркивал, что в настроенности получения максимума благ при минимуме усилий «преобладают идеалы потребления над идеалами производства» [8, с. 471].

Экономика при этом не должна сводить человека до уровня средств производства, она не должна считать, что максимализация произведенных материальных благ является ее абсолютной целью. Важно, чтобы экономика реализовывала и свою гуманную цель. Она заключается в обеспечении экономических условий для гармоничного развития личности, накопления культурного и интеллектуального потенциала личности и системы в целом.

Человек должен развиваться полноценно и гармонично, реализуя, в т. ч. в хозяйственном пространстве и с помощью него, свое предназначение. Структура трудовой деятельности имеет большое значение для духовного и психического формирования человека. Обеднение внутреннего содержания труда порождает опасность кризиса, лишая смысла человеческое существование вообще.

Хозяйственная деятельность должна быть организована таким образом, чтобы человек не потерял своей человеческой сущности, чтобы он смог реализовать не только телесные потребности, но и потребности высшие, чтобы она способствовала наиболее полному раскрытию человеческой личности. Чтобы труд человека был насыщен творчеством, приносил радость человеку и пользу окружающим, чтобы после трудовой деятельности у него оставалось время на отдых и восстановление сил, свое интеллектуальное, творческое и духовное развитие, время на семью, помощь другим людям. Чтобы оплата труда была достойной, своевременной и справедливой.

В труде в целом, и в хозяйственной деятельности в частности, раскрывается предназначение человека стать сотворцом Бога в преображении мира.

А. Рих отмечает, что «Система хозяйствования должна быть для человека не только средством выживания, она должна создать предпосылки для достойного существования человека. Это значит, что в процессе труда и получения дохода человек приобретает определенный общественный статус — статус личности, участвующей в общем процессе труда, определяющей этот процесс и несущей судьбу общей ответственности за него, а не просто рабочей силы, применяемой, используемой и соответственно оплачиваемой, как этого требуют интересы экономической прибыли» [6, с. 290]. Здесь, по сути, А. Рих акцентирует внимание на проблеме преодоления отчужденности труда.

Хозяйствование — это деятельность общественно необходимая и социальная по своей природе, поэтому экономика, безусловно, имеет и социальную цель. Она заключается в обеспечении экономических условий для мира и согласия в обществе, справедливости, условий для социального равенства, качественного существования общества в целом, содействия деятельному служению человека обществу.

Природа общества такова, что в нем не существует равенства: люди наделены разными способностями, склонностями и возможностями, в т. ч. материальными, душевными, духовными, различными полномочиями и степенью власти в иерархии управления. В силу этого люди не могут быть равными в земном пространстве, они равны только перед Богом в духовном измерении. Однако хозяйственная деятельность должна быть организована таким образом, чтобы обеспечить максимальную возможность для социального равенства, равенства в реализации личностного потенциала каждого члена общества. Одно из базовых назначений трудовой деятельности — это помощь тем, кто не может полноценно работать сам и не может обеспечить себя. В экономике должен быть создан механизм для обеспечения достойного существования незащищенных слоев населения, инвалидов и пенсионеров, детей, сирот, людей, которые частично потеряли трудоспособность.

То есть с проблемой внутреннего смысла экономики связан вопрос справедливого распределения. И это не только распределение общественного продукта, но и других жизненно важных благ, к которым относится возможность получить достойное образование, соответственно способностям человека, и рабочее место, что соответствует и способностям и образованию, и потребностям человека (телесным, душевным, духовным). Качественное финансирование образования и создание рабочих мест — это важнейшие экономические задачи государства. Экономические блага, к которым принадлежит и ограниченное количество рабочих мест, должны распределяться по возможности справедливо, чтобы предотвратить бессмыслицу и несправедливость, угрожающую вследствие такой переориентации именно более слабым в хозяйственном отношении.  Это постановка вопроса о том, как должны быть устроены экономические и правовые структуры общества, чтобы всем, в том числе и наиболее обездоленным, была доступна как максимально допустимая часть в пользовании общественным продуктом, так и наивысший уровень возможностей получения образования в соответствии со способностями.

Существует еще одна проблема неравенства и дисбаланса. Хозяйственная система может порождать социальный дисбаланс, когда у одной части народа (государств) накапливается избыток материальных благ, а у другой (других) — крайняя нехватка, что неизбежно порождает социальные конфликты. Или когда в условиях кризиса перепроизводства ненужным оказывается труд миллионов людей, а трудоспособные члены общества таким образом лишаются жизненно необходимых благ.

Н.А. Бердяев отмечал: «Максимальное народное богатство и преодоление нужды достигаются тогда, когда целое относится выше части, когда целью относится не потребительское благо и удовлетворение людей, а благо и ценность государства, нации, культуры. Этим не исключается то, что интересами государства, нации и культуры могут лицемерно прикрываться интересы классов и отдельных людей. Но потребительский социальный идеал ведет к нищете» [8, с. 471].

В стремлении к максимизации прибыли в погоне «перепроизводства» экономика сталкивается с серьезными ограничениями, что порождает конфликты уже на мировом уровне. Эта преступная эксплуатация человеческого труда, времени и природы ради перепроизводства выглядит абсурдно и аморально.

Как же решается проблема распределения и обеспечения равенства в классической политэкономии в А. Смита и К. Маркса?

А решается она автоматически — с помощью увеличения объема общественного продукта, и выглядит это как экономическая догма, в т. ч. как современных западных экономических систем, так и советской экономики. Так, в условиях эффективной экономики и высокого объема производства проблема распределения теоретически теряет социальную остроту. Но, на самом деле, при огромном перепроизводстве в мире и до сих пор существует огромное количество голодных и обездоленных людей. Бездумная экономическая деятельность в погоне за прибылью порождает многочисленные экологические катастрофы. Антисоциальной и аморальной является концепция «золотого миллиарда».

В тварном мире человек занимает уникальное место – место ответственного перед Богом, Его уполномоченного на земле и в то же время субъекта, который должен сделать объектом своей созидательной деятельности, сходной с Божественным творением, всю Землю со всеми ее сокровищами, использовать и подчинить себе все растущее и живущее на ней [9, с.280]. Поэтому нельзя забывать и об экологической цели экономики. Экономическая система должна быть организована таким образом, чтобы создать условия для наиболее рационального и бережного использования природных ресурсов,  сохранения окружающей среды. Более того, человек способен развивать природный мир путем выведения новых видов растений и животных, освоения новых, малопригодных для хозяйствования территорий (например, осушения болот или освоения пустыни путем создания искусственных систем ирригации).

Собственно, экономическая цель экономики связана с ее эффективностью. Экономическая цель — это  обеспечение покрытия расходов (как минимальное условие существования экономической системы), получение достаточной для устойчивого развития прибыли, обеспечение финансовой устойчивости экономической системы.

Поскольку экономика не является самодостаточной как в своей основе, так и целях своего существования, она создается человеком и для человека, общества, поэтому должна по меньшей мере реализовывать свою базовую цель, быть гуманной, социальной, экологической, эффективной.

Такую экономику можно определить как социально ориентированную.

Впрочем, существуют цели высшего уровня — это сотериологическая и нравственная (обеспечение предпосылок для духовного развития личности и общества, нравственного хозяйствования), а также эсхатологическая (положительное духовно-нравственное влияние на весь окружающий мир, это и природная среда — экологический аспект, и социальная среда, а в глобальном масштабе — влияние на другие экономические системы).

Воплощение целей высшего уровня в хозяйственном пространстве означает, что экономическая система должна по мере возможностей способствовать тому, чтобы человек при желании и соответствующих действиях мог достичь этих целей. В случае, если эти неэкономические, но духовные цели будут пронизывать социальную, гуманную, экологическую, базовую цель своим внутренним содержанием и окажутся выше по иерархии, экономическая же цель будет материальным фундаментом преобразований, мы будем иметь дело с духовно-нравственным  типом экономической системы. В этой системе все цели получают наиболее полную реализацию. В этом случае, как писал С. Н. Булгаков в «Философии хозяйства»: «Хозяйство изнутри полагается как явление и средство духовной жизни» [7, с. 85].

А Н.А. Бердяев отмечал: «Хозяйственная, материальная жизнь не может противопоставляться жизни духовной, не может быть от нее совершенно отвлечена и оторвана. Дуалистическая социология, разрывающая дух и материю в жизни социальной, ошибочна и иллюзорна. Вся материальная жизнь есть лишь внутреннее явление жизни духовной и в ней коренится. Частичная правда экономического материализма может быть перевернута и с более глубокой точки зрения, материальная жизнь может быть понята как производная от жизни духовной» [8, с. 472]. При такой заданности иерархии целей экономики для человека как для субъекта хозяйствования и для экономической системы в целом раскрываются принципиально неограниченные возможности для развития хозяйства, социального благосостояния и мира, духовного роста.

Выход на динамическую и устойчивую, духовно и социально интегрированную модель развития общества и экономики предусматривает реализацию всех вышеназванных целей экономики с учетом доминирующих ценностей.

Достойное самоопределение, настоящая свобода и самореализация личности возможны только в поле духовно-нравственных ориентиров и духовно-нравственной экономики как системы, которая создает для этого необходимые социально-экономические предпосылки.

Заключение

Таким образом, мы выяснили, что само происхождение слова «экономика» указывает нам на ее истинный смысл, заключающийся в удовлетворении естественных потребностей человека, создании благ, необходимых для жизни человека и общества,
а также на то, что экономическая деятельность должна вестись в соответствии с законами, и не только законами юридическими, но и законами нравственными.  Если опираться на такое понимание экономики, то можно поставить знак равенства между понятиями «экономика» (домостроительство) и «хозяйствование». Также следует отметить, что современная экономика по сути превратилась в хрематистику, поскольку направлена на обогащение, стяжание. Такая деятельность разрушает как саму экономику, так и общество в целом.

Понимание целей экономики – фундаментальный и спорный вопрос экономической теории, поскольку в основе его лежит определенное мировоззрение и ответ на вопрос о смысле жизни человека и его потребностях. В христианстве, которое является для России, Украины, Белоруссии, культурообразующей религией сформировалось свое видение целей жизни человека. В соответствии с ним, а также с основными положениями произведений представителей восточнославянской философско-экономической мысли (в частности,                        С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева) и трудов А. Риха, нами сформулированы цели экономики                  (экономической системы). Это такие цели: базовая, гуманная, социальная, экологическая, экономическая и цели высшего порядка – сотериологическая, нравственная, эсхатологическая. В случае, если цели высшего порядка будут пронизывать социальную, гуманную, экологическую, базовую цель своим внутренним содержанием и окажутся выше по иерархии, экономическая же цель будет материальным фундаментом преобразований, мы будем иметь дело с духовно-нравственным  типом экономической системы, к созданию которой в идеале и нужно стремиться.

 

Литература

 

  1. Аристотель. Политика [Электронный ресурс]: сочинения Т.4. — режим доступа: http://grachev62.narod.ru/aristotel/arpol1.html
  2. Даль В. Толковый словарь живого великоруського языка [Текст]: в 2 т. Т. 2 / В. Даль. –                 М., 1978.
  3. Домострой / [Текст]. – М.: Паломник, 2002. – 250 с.
  4. Булгаков С. Н. Краткий очерк политической экономии [Текст] /С. Н. Булгаков // Розмисли. Творча спадщина у контексті XXI століття; за ред. В.Д. Базилевича. – К:. Знання – (Славетні постаті), 2006. – С. 695 – 806.
  5. Булгаков С.Н. Об экономическом идеале [Текст] / С.Н.Булгаков // Розмисли. Творча спадщина у контексті ХХІ століття; за ред. В. Д. Базилевича. – К.: Знання – (Славетні постаті), 2006. –С. 632 — 661.
  6. Рих А. Хозяйственная этика [Текст] / А. Рих. – М.: Посев, 1996. — 810 с.
  7. Булгаков С.Н. Философия хозяйства [Текст]: соч. в 2 т. Т.1/ С.Н. Булгаков. — М.: Наука, 2005. –– 702 с.
  8. Бердяев Н.А. О хозяйстве [Текст] / Н.А. Бердяев // Экономика русской цивилизации; под ред. О.А. Платонова. – М.: Ин-т русской цивилизации, 2008. – С. 471 – 484.
  9. Авва Дорофей. Поучения, послания, вопросы, ответы [Текст] / Авва Дорофей. —                       М.: Актис, 1991. —  306 с.

Смотрите также